Зоар Брейшит 171-172

Зоар Брейшит 171-172

 

В Торе (Бемидбар, 16: 1-15) сказано: «И отделился Корах, сын Ицhара, сын Кеhата, сын Леви, и Датан и Авирам, сыны Элиава, и он, сын Пелета, сыны Реувена, и предстали перед Моше вместе с людьми из сынов Израиля – двести пятьдесят человек, вожди общества, призываемые на собрания, люди именитые. И собрались против Моше и Аhарона, и сказали им: «Полно вам! Ведь все общество все святы, и среди них Бог! Отчего же возноситесь вы над собранием Бога?!». И услышал Моше, и пал ниц. И говорил Кораху и всем сообщникам его так: «Завтра утром Известит Бог, кто Его и кто Свят, и того Приблизит к Себе; и кого Изберет Он, того Приблизит к Себе. Вот что сделайте: возьмите себе совки, Корах и все сообщники его, и положите в них огонь, и кладите на них смесь благовоний пред Богом завтра. И будет: человек, которого Изберет Бог, тот Свят. Полно вам, сыны Леви!». И сказал Моше Кораху: «Слушайте же, сыны Леви! Мало вам того, что Выделил вас Всесильный Израиля из общества Израиля, и Приблизил вас к Себе для совершения службы в Шатре Откровения Бога, чтобы стоять перед обществом, чтобы служить за них, и Приблизил тебя и всех братьев твоих, сынов Леви, с тобой, - а вы просите еще и священнослужения? Поэтому ты и все сообщники твои собираетесь против Бога. Аhарон же тут при чем, что вам роптать на него?». И послал Моше позвать Датана и Авирама, сынов Элиава, но они сказали: «Не пойдем! Разве мало того, что вывел ты нас из страны, текущей молоком и медом, чтобы умертвить нас в пустыне? Ты еще и властвовать хочешь над нами? Не привел ты нас в страну, текущую молоком и медом, и не дал нам хоть по участку поля и виноградника! Неужели глаза тем людям выколешь? Не пойдем!». И досадно стало Моше, и сказал он Богу: «не обращай внимания на дар их! Ни у кого из них не взял я ни одного осла, ни зла не сделал я никому из них».

Моше призывает Всесильного судить их без снисхождения. И поэтому он говорит:  «не обращай внимания на дар их!», суди их беспристрастно».

 

В Торе (Бемидбар, 16: 35) сказано: «И огонь вышел от Бога, и пожрал двести пятьдесят человек, принесших смесь благовоний».

В Торе (Бемидбар, 17: 14) сказано: «И было умерших от мора четырнадцать тысяч семьсот, кроме умерших из-за Кораха».

Четырнадцать тысяч семьсот - очень интересное число. Это число, полностью повторяющее букву Аин. Это семь тысяч и семь тысяч, и семьсот. Запись этих людей стёрта, начиная от Йуд. Для них стёрты все постижения и всё их исправление слева направо. Семь тысяч в двух ветвях Аин и семьсот в нижней её части. Они лишены всякой возможности исправления.

Стёрто всё: от текущего, до возможного высшего состояния. Высшее состояние - в постижении левой и правой линии Аин и текущее состояние - в её нижней части. Текущее состояние – семьсот: всё исправление слева направо. И постижение двух линий по семь тысяч.

Двести пятьдесят – это пятьдесят и два раза по сто. Это окружение Кораха. Оба этих числа - это приведённая в действие система исправления и относительно них как она приведена в действие. Во всех постижениях стёрты все десять сфирот душ. А народ стёрт, вплоть до Замысла. И души стёрты во всех возможностях исправления, наполнения слева направо в пятидесяти сфирот и по сто сфирот, десять на десять, в каждой ветви. И почему в одном случае десятки, сотни, а в другом – тысячи? Это связано с высотой записи. Корах – нижняя запись. Корах - текущее состояние, основная, базовая запись. А варианты, идущие от неё во всех структурах записей, – это тысячи. Так же, как (Теhилим, 91): «Падет слева от тебя тысяча и десять тысяч – справа, а ты останешься невредим». Одна душа грешника может нанести такой текущий урон. И поэтому были зачищены как метастазы опухоли все души вокруг него, ретранслировавшие отражённую от него неисправленность.

Понять цифру стёртых душ можно, сопоставив её с буквой Аин. Уничтожается количество душ, которое букву Аин наполнить не может. Это количество - семьсот, семь тысяч и семь тысяч.

Откуда произошла цифра 14700 или 250? Из отображения соответствия букве Аин, системы исправления на то количество душ, которые наполнить её не способны. Она симметрично наложена на букву Аин. Пятьдесят, сто и сто. Семьсот, семь тысяч и семь тысяч. Что значит: наложены? Такое количество душ, не наполняя её, не реализуя эту букву в себе, умещается в букве Аин. Аин целостна, самодостаточна. Поэтому всё, что касается наполнения слева направо – это пятьдесят. А всё, что касается целиком исправления по любой из линий Аин, это десять на десять – сто. И поэтому двести пятьдесят определены как те, которые последуют за Корахом, которые Аин не наполняют. А в народе они отображаются как семьсот: полный парцуф, 7 дней творения. Создан народ Израиля. И всё, что создано – семьсот, и всё, что должно быть создано – два раза по семь тысяч. Шестьсот тысяч душ - это первичная структура, которая, множась, отображается в человеческих душах. А это их отображения, которые общей программе исправления не соответствуют. Если бы эти свойства были стёрты, их дальнейшего исправления в других не было бы. Само наказание Кораха продолжается.

В Торе (Бемидбар, 16: 31-33) сказано: «… разверзлась земля под ними. И раскрыла земля уста свои, и поглотила их, и дома их, и всех людей Кораха, и все имущество. И сошли они со всем принадлежавшим им живыми в преисподнюю, и покрыла их земля, и исчезли они из среды собрания».

Уничтожен, но не стёрт. Сам Корах уничтожен. Но свойства не стёрты. Они всё равно находятся в душах. Тора заканчивается предупреждением народа Израиля и даёт всю программу исправления, вплоть до Машиаха. Тора – структура Игры, Машиах – её завершение.

 

171. «И из-за этого сказал (Дварим, 32): «Смотрите теперь, что Я, Я – Он, и нет божеств со Мной и т.д.», - [нет того] у кого берёт совет, ибо нет у Него ни второго, ни компаньона (шутфа שותפא), ни числа (хушбена חושבנא), ибо есть «один» - в компании, например, мужчина и женщина, и сказано про них (Йешайа, 51): «Ибо одним назвал его», но Он – один без числа и без компании, и из-за этого сказал: «И нет божеств со Мной»». Встали все и распростёрлись перед ним и сказали: «Заслужен сын человеческий, которому согласен Господин его открыть тайны скрытые, которые не были открыты ангелам святым».

«Смотрите теперь, что Я, Я – Он». «Я – Он», «Ани Ху» אני הוא. «Я», «Ани» אני:

Алеф, Нун, Йуд. Это то, как Он Создал «я». И то, что Он Создал אני – это Он, «Ху». Всё Его Творение – это Он. А «Ху» הוא: Хей, Вав шурук, Алеф. Окружающее в связи с Ним. И поэтому всё, что есть אני является «я» живым в той мере, в которой это проявлено в связи הוא. И в «я» другой жизни нет. Это выражение по-русски без этого бессмысленно.

И «нет божеств со Мной и т.д.», - [нет того] у кого берёт совет, ибо нет у Него ни второго, ни компаньона (шутфа שותפא)». Кто такой «компаньон», «шутфо» мы разбирали. Это тот, кто создан для исправления. В слове «шутфо» в конце Вав, а здесь Алеф. Для Него нет компаньона в части того, кто замыслен для слияния с Ним. И «шутфа» - это тот, кто программу исправления выполнил и является «компаньоном». Он «компаньон» не Ему, а тому, кто есть Элоhим.

И «числа», «хушбена» חושבנא: Хет, Вав шурук, Шин, Бет, Нун, Алеф. «Число» характеризует Его постижение. Оно даётся Им Самим ח в связи ו с усилием человека по духовному возвышению ש, наполнению Его Брахи ב и постижению душой человека נ Его Замысла Творения א. Число - это связь с Ним.

Каждый раз установление нового חושבנא. И снова חושבנא. Разное наполнение. Новое число: каждый раз установление нового состояния души.

И «ибо есть «один» - в компании, например, мужчина и женщина, и сказано про них: «Ибо одним назвал его». Там, где есть мужское и женское – это единство, Созданное Им как Творение, как Адам или множественность состояний Адама как Малхут. Но не в Том, Кто есть Он: Там всё едино, там женского и мужского нет, они неразличимы.

И «но Он – один без числа и без компании, и из-за этого сказал: «И нет божеств со Мной»». Нет никаких иных образов, которые могут быть сопоставлены со Мной.

«Заслужен сын человеческий, которому согласен Господин его открыть тайны скрытые, которые не были открыты ангелам святым». «Ангелы святые» – это система исправления. А то, о чём мы с вами сейчас говорим, это Замысел. Наполнение букв «ангелам» неведомо. В системе исправления оно отсутствует. Из букв построена система управления, и их наполнение - в Замысле слов. Что такое ангелы? Это силы в системе исправления. Воздействия в разных уровнях. Они всегда равны состояниям душ в различных видах исправления. Это означает, что внутри системы исправления эти «тайны» неведомы. Они могут быть постигнуты только вне этой системы. Существует единая система управления - исправления. Исправление есть воздействие системы управления. В рамках этих систем «тайны», смысл того, о чём мы сейчас говорим, непостижим. Это постижимо только с Высшего уровня: с уровня Замысла. Потому что сама система управления построена на буквах. Буквы - это элемент записей, с одной стороны, наполняет образы, с другой стороны, даёт нам чувственное постижение. Это элемент записей, который внутри нас создаёт чувственные картины. И ими записана Тора, и имена всего происходящего. Как цвета создаются нулем и единицей, этими буквами создаются чувственные ощущения этих образов, этих имен. Запахом, цветом, тактильным, гравитационным.

Ангелы – это воздействия, которые из заранее Составленных Всесильным записей выбирают сочетания букв. И, конечно, эти «тайны» неведомы, «которые не были открыты ангелам святым».

 

172. «Сказал им: «Друзья! Следует нам завершить предложение, в котором есть столько тайн скрытых (Дварим, 32): «Я умерщвлю и оживлю (амит  ва-ахайе אמית ואחיה), поражу и Я вылечу, и нет от Руки Моей спасающего». «Я умерщвлю и оживлю», - в «уровнях» (сфиран ספירן), со стороны правой (ми-ситра де-йамина מסטרא  דימינא) – жизнь, со  стороны левой  (ми-ситра   де-смала מסטרא דשמאלא) – смерть, и если не соглашаются оба они с помощью столба серединного (амуда де-эмцаита עמודא דאמצעיתא), не осуществляется суд, в котором они – в заседании трёх (бе-мотав тлата במותב תלתא), как один».

«Сказал им: «Друзья! Следует нам завершить предложение, в котором есть столько тайн скрытых: «Я умерщвлю и оживлю (амит ва-ахайе אמית ואחיה). И «умерщвлю», «амит» אמית: Алеф, Мэм, Йуд, Тав. Умерщвление - в создании записей, предваряющих оживление. Создание того, что должно быть оживлено усилиями человека. Потому что умерщвления нет. Запись, которая должна быть раскрыта. И «оживлю»,  «ахайе» אחיה: Алеф, Хет, Йуд, Хей. Создам א то, что  усилиями человека Моим Чудом ח ему будет раскрываться י как окружающее ה, наполняющее Моё Имя.

«Я умерщвлю и оживлю», - в «уровнях» (сфиран ספירן). «Уровни», «сфиран» ספירן: Самех, Фей, Йуд, Рейш, Нун. Исчисление идёт от ם, от сокрытия, от нуля. От «уровня», где по-настоящему жизнь заканчивается и начинается физический мир. Здесь «уровень» - в состоянии исправления  פ, которое предопределяет наполнение ן.

И «со стороны правой (ми-ситра де-йамина מסטרא  דימינא)». И «со», «ми» означает:

изнутри מ .Отвечает на вопрос: «откуда»? «Сторона», «ситра» סטרא: Самех, Тет, Рейш, Алеф. На какой ты стороне, определяется ט. И после того, как Он Даёт наполнение, ты либо на одной стороне, либо на другой. Сторона определяется Его Решением о наполнении רא. Либо ты со стороны ם, и тогда ט не наполнен и с ним  רא не соединены. Либо ты - на стороне раскрытия и наполнения этого мира, тогда  רא в тебя входят, но из-за того, что ט наполняет Он. «Сторона» целиком определяется Им: Наполнил – ты на этой стороне, не Наполнил – на той. «Правая», «йамина» ימינא: Йуд, Мэм, Йуд, Нун, Алеф. Наполнение ימינא является «правым»: наше наполнение ימינ и продвижение к א. י сделано так, что מינ. А מינ – совмещение внутреннего и внешнего рисунков. И это делается в ד Его непостижимой Мудростью י. И דימינ - это правое состояние с целью постижения א. Его мы видим во всём: и в ד, и в מ, и в נ, и всё это совмещаем. При этом мы совмещаем внешние и внутренние рисунки. Это правое – «жизнь».

И «со стороны левой  (ми-ситра  де-смала מסטרא דשמאלא)». «Левое», «смала» שמאלא: Син, Мэм, Алеф, Ламед, Алеф. «Левое», «смала» в том, что наполнение ש в левой линии не даёт возможности соединения מאלא: сопоставить окружающее מ с его Замыслом א и получить Высшие истины ל в соответствии с Его Замыслом א.

И «если не соглашаются оба они с помощью столба серединного (амуда де-эмцаита עמודא דאמצעיתא)». «Столб», «амуда» עמודא: Аин, Мэм, Вав шурук, Далет, Алеф. «Столб» - это система исправления ע, которая пронизывает מוד вплоть до א. «Середина», «эмцаита» אמצעיתא: Алеф, Мэм, Цади, Аин, Йуд, Тав, Алеф. С целью постижения א תיעצמא.

И «не осуществляется суд, в котором они – в заседании трёх (бе-мотав тлата במותב תלתא)». «Заседание», «мотав» מותב: Мэм, Вав холам, Тав, Вет. «Заседание» - это группирование, собрание вместе. מותב - записи, которые засели внутри. Записи в מ в соединении ו с исправлением ת и ב. Всё это свёрнуто, заряжено, вставлено. Все вместе находится внутри Творения מ: ו, в соединении, תב. Все записи Творения מ в соединении ו с записями о необходимости совершения усилий ת и получения Брахи ב. И «трёх», «тлата» תלתא: Тав, Ламед, Тав, Алеф. И здесь видно, откуда слово «три». Это ת, ת соединённые ל с целью א. ת левое, ת правое – две линии, в которых надо делать усилие, ל - получение в результате усилия Высших истин соединение в א. На арамите «тлата» - три, как один.

 

В Торе (Бемидбар, 17: 16-25) сказано: «И Говорил Бог, обращаясь к Моше, так: «Говори сынам Израиля и возьми у них по посоху от отчего дома, от всех вождей их по отчим домам их, двенадцать посохов; имя каждого напиши на посохе его. А имя Аhарона напиши на посохе Леви, ибо посох один для главы отчего дома их. И положи их в Шатре Откровения перед Свидетельством Союза, где Я Являюсь вам. И будет, человек, которого Я Изберу, посох его расцветет, и так Уйму Я пред Собой ропот сынов Израиля, который они поднимают на вас». И говорил Моше сынам Израиля, и дали ему все вожди их по посоху от каждого вождя по отчим домам их, двенадцать посохов, и посох Аhарона среди посохов их. И положил Моше посохи пред Богом в Шатре Откровения. И было, на следующий день, когда вошел Моше в Шатер Откровения, и вот, расцвел посох Аhарона, от дома Леви, и расцвел цветами, пустил почки, и созрел на нем миндаль. И вынес Моше все посохи от Лица Бога ко всем сынам Израиля, и они осмотрели, и взяли каждый свой посох. И Сказал Бог, обращаясь к Моше: «Верни посох Аhарона пред Свидетельством Союза на хранение, в знамение сынам строптивым, и прекратится ропот их на Меня, и не умрут они». 

Посох – это то, что соединяет с землёй желания уровня тела человека, желания парцуфа в мире. То, что соединяет, раньше было живым, но лишено жизни, и из того, что вышло из земли, остались только записи неживого. И это то в ходьбе, на что человек опирается, чтобы не упасть. Он опирается на посох – то, что его желания на неживом уровне соединяет с землей и позволяет ему не падать. Дерево - записи того, что раньше было живым, и стало вышедшим из земли неживым. Поэтому оно, вышедшие из земли неживые записи являются топливом для огня. Оно должно зацвести и дать кормящие человека плоды или огонь. Посохи выбраны потому, что ожить, расцвести должно то, что соединяет желания человека и землю. Как неживое, соединяющее его желания и землю, эта опора, посох, то, что человеку при ходьбе просто не даёт упасть, должно ожить, цвести и дать плоды. Посох выбран как тест на того, кто является избранным. Оживает и начинает цвести именно посох Аhарона. Желания других, соединённые с землей на неживом уровне, у него при соединении с землёй должны дать жизнь.

В Торе (Шмот, 4:1-5) сказано: «И ответил Моше, и сказал: «Но ведь не поверят они мне и меня не послушаются, ибо скажут: «Не открывался тебе Бог!». И Сказал ему Бог: «Что это у тебя в руке?». И ответил Моше: «Посох». И Сказал Бог: «Брось его на землю!». И бросил его Моше на землю, и превратился он в змея, и побежал Моше от него. Но Сказал Бог, Обращаясь к Моше: «Протяни руку свою и схвати его за хвост!». И протянул Моше руку свою, и схватил змея – и стал он посохом в руке его. И Сказал Бог: «Это для того, чтобы они уверовали, что явился тебе Бог, Всесильный Бог их отцов, Всесильный Бог Авраhама, Всесильный Бог Ицхака и Всесильный Бог Яакова».

Свои желания Моше соединяет с землёй и становится живым, но соединённым с землёй. Он находится на начальном пути: народ Израиля из Египта ещё не вышел. И поэтому то, что у него в руке, оживает, но остаётся на земле.