Зоар Брейшит 183

Зоар Брейшит 183

 

Поверхности нет. Поверхность – это Его одежда. Если внутренний рисунок соединяем с внешним, мы производим наполнение. Что это означает: «Внутренний рисунок соединяем с внешним»? Мы наполняемся радостью оттого, что Он во всём вокруг нас, и в нас самих. Это и есть соединение. То есть, себя мы рассматриваем как текущее состояние нашего тела и наших желаний, транслируемое Им на руах. И плюс ещё мы видим то, что вокруг нас. Это тоже соединение с тем, что есть мы. Мы снаружи, вовне и внутри. Это и есть соединение внутреннего и внешнего. А какие могут быть ещё рисунки? Наше состояние переплетается, координируется с окружающим, сливается и становится единым целым с ним. Во всём: и внутри, и снаружи, мы видим Его. Это внешние и внутренние рисунки. Это и есть соединение трёх внутренних и двух внешних.

Назвать это поверхностью вы не можете: это слияние. Оно, как дыхание.

Поверхность предполагает отсутствие проникновения за неё. А дыхание - это именно вхождение, зивуг. Ты входишь вовне, а наружное входит в тебя. Это не поверхность.

 

В Торе (Бемидбар, 29:1-2, 5, 17, 19, 20, 22, 23, 25, 26, 28, 29, 31, 32, 34, 35, 36, 38) сказано: «А в месяц седьмой, в первый день месяца… приготовьте жертву всесожжения в благоухание, приятное Богу, - одного молодого быка, одного барана, семь годовалых ягнят без порока. И одного козла в грехоочистительную жертву… А во второй день: двенадцать молодых быков, двух баранов, четырнадцать годовалых ягнят без порока… И одного козла в грехоочистительную жертву… А в третий день: одиннадцать быков, двух баранов, четырнадцать годовалых ягнят без порока… И одного козла в грехоочистительную жертву… А в четвёртый день: десять быков, двух баранов, четырнадцать годовалых ягнят без порока… И одного козла в грехоочистительную жертву… А в пятый день: девять быков, двух баранов, четырнадцать годовалых ягнят без порока… И одного козла в грехоочистительную жертву… А в шестой день: восемь быков, двух баранов, четырнадцать годовалых ягнят без порока… И одного козла в грехоочистительную жертву… А в седьмой день: семь быков, двух баранов, четырнадцать годовалых ягнят без порока… И одного козла в грехоочистительную жертву… В восьмой день… приносите жертву всесожжения, огнепалимую жертву в благоухание, приятное Богу, - одного быка, одного барана, семь годовалых ягнят без порока. И одного козла в грехоочистительную жертву…».

Первый день – Замысел всего Творения. Скотина, бык - Замысел соединения в духовной работе. Баран – это то, из чего всё должно произойти. И семь ягнят: Замысел семи сфирот - семь малхуёт, семь уровней, все семь дней в виде элементов получения, которые в них заложены. Затем быков становится двенадцать, потому что закладывается циклическая система исправления. Баранов становится два, потому что циклическая система исправления заложена в двух линиях. И четырнадцать ягнят – это то, как должны исправляться малхуёт: каждая из них в двух линиях. И козёл, как то, из чего всё должно подняться наверх. И потом число баранов и ягнят не меняется. Меняется только число быков: двенадцать, одиннадцать, десять, девять, восемь, семь. И потом снова один бык и один баран.

Игра развивается снизу вверх. И количество Врат тоже меняется снизу вверх.

Двенадцать быков – это двенадцать Врат, которые надо пройти в духовной работе. Что такое двенадцать? Это четыре на три. А семь быков – это первые семь Врат. Семь плюс один – это восемь и так далее. И всего Врат тринадцать. Бык – это скотина: это символ духовной работы. Тот, кто ест траву и приносит семя. Врата - это состояния объединения внешнего с внутренним. У тебя объединилось три внутренних уровня, потом следующее изменение трёх внутренних и т.д. Начинается с одного, с входа, и кончается семью. Всего имеется двенадцать уровней возвышения твоей души. Почему двенадцать? Потому что четыре на три. Почему скажем, прыжок с первого на шестой, или с первого на седьмой? Почему разрыв с первого до шести? Потому что Вав. Потому что четыре – Йуд-Хей-Вав-Хей. Эти Йуд-Хей-Вав-Хей во всём и всегда четыре. Но второй уровень – это Хей-Вав. Если первый уровень проявления Всесильного, ты вспоминаешь о Нём – это один бык, то второй уровень - ты устанавливаешь с Ним связь. И это Хей-Вав, три и три. И поэтому начинается с шести. Первое – ты получаешь зерно: Бог есть, для тебя Он Сущность, Реальность. Это состояние - бык. Ты начинаешь духовно работать. Точка. Из этой точки проявляется связь. Связь – это Хей-Вав. Это три, которые объединяются в Хей. И три, которые в Вав. И это шесть быков. И потом ты начинаешь работать, и каждый день прибавляешь по одному уровню: семь, восемь, девять, одиннадцать, двенадцать.

 

В Торе (Бемидбар, 26:1-2, 7, 51, 64-65) сказано: «И было после мора… И Сказал Бог, Обращаясь к Моше и к Эльазару, сыну Аhарона-коhена, так: «Произведите исчисление всего общества сынов Израиля от двадцати лет и старше, по отчим домам их, всех поступающих в войско в Израиле»… Это семейства Реувена; и было исчисленных их сорок три тысячи семьсот тридцать… Это исчисленные сыны Израиля - шестьсот одна тысяча семьсот тридцать… И среди них не было ни одного из исчисленных Моше и Аhароном-коhеном, которые исчислили сынов Израиля в пустыне Синайской, потому что Сказал Бог о них: «Умрут они в пустыне». И не осталось из них никого, кроме Калева, сына Йефунэ, и Йеhошуа, сына Нуна».

Исчисленных из колена Реувена - сорок три тысячи семьсот тридцать, сынов Израиля - шестьсот одна тысяча семьсот тридцать. Оба числа оканчиваются на семьсот тридцать. И семьсот тридцать – это внутреннее состояние. Это семь, умноженное на сто, и три - на десять. Это единство трёх внутренних, как одного целого, плюс духовное наполнение всех семи сфирот. Это состояние дано тысяче, которая есть десять, умноженное на десять и на десять. Эта тысяча есть добавление чистого к левитам. Тысяча семьсот тридцать – это прибавление левитов. Потому что в целом было убавление народа, но прибавление левитов на тысячу семьсот тридцать, где семьсот тридцать - характеристика состояния душ, а тысяча – прибавление в народе Израиля чистого.

Колену Реувена дана потенция состояния семьсот тридцать: внутренней чистоты, совмещённой с потенцией соединения левых и правых состояний, то есть внешних рисунков и внутренних состояний, в одно целое. При этом внешние рисунки складываются из тысяч слева и десятков тысяч справа. Левое – это три тысячи, а правое –сорок тысяч. Но, почему левые - три тысячи? Потому что левые состояния всегда начинаются с желаний тела: с «я», с самости. А правые состояния – единство четырёх бхинот. И поэтому левых – тысячи, которые кончаются разнообразием правых – это десятки тысяч. Но левые начинаются с трёх внутренних, а правые заканчиваются единством всех четырёх бхинот. И поэтому: три тысячи и сорок тысяч. И потенция духовной работы по объединению внутренних и внешних рисунков, три и сорок, сочетается с записью потенции внутренней чистоты: семьсот тридцать.

Всё началось с шестисот тысяч, но в Израиль они не вошли. Для вхождения в Израиль необходимо добавление чистоты. Это тысяча – десять, умноженное на десять и на десять: абсолютная сверкающая чистота, каждая из которых несёт запись внутренней чистоты – семьсот тридцать. Это композитное число, составное. Оно имеет две характеристики. Одна характеристика – тысяча. Это прибавление к шестистам чистоты. И другая - характеристика состояния каждого из этой тысячи. Это семьсот тридцать.

 

183. И всякий, кто исполняет заповеди (пкудин פקודין) Торы, – как будто он одел Присутствие одеянием. И поэтому установили (т.е., разъяснили) в связи с покрытием цицит (ציצית) и тфилин (תפילין) [стих] (Шмот, 22): «Ибо это – покрытие Его единственное, оно – одежда Его для кожи Его (симлато ле-оро שמלתו לעורו), в чём ляжет?», - [в чём ляжет] в изгнании (бе-галута בגלותא), и так установили это.

«И всякий, кто исполняет заповеди (пкудин פקודין) Торы, – как будто он одел Присутствие одеянием». Говоря об «одеянии», мы говорим о глубине зивуга: она определяет вид одеяния. И, таким образом, мы устанавливаем новые небеса. А поверхность – это некое отражение. И «заповеди», «пкудин» פקודין: Пей, Куф, Вав шурук, Далет, Йуд, Нун софит. «Заповедь» - прямо-таки совмещение внутреннего и внешнего рисунков: פ – состояний, ק – желаний в соединении ו с דין. פ - первая буква слова «паним»:  лицо. Это текущее состояние. ד - окружающее, י и ן. Мера твоего слияния, דין, есть суд.

«И поэтому установили в связи с покрытием цицит (ציצית)». «Покрытие», «цицит» ציצית: Цади, Йуд, Цади, Йуд, Тав. Почему צי - два раза? Исправление צ, которое человек совершает в собственных усилиях, יצית. Исправление, заложенное Всесильным, связано с усилием человека. Глубина проникновения есть то, что человек ощущает, как подобие Всесильному. А это является мерой его исправления. А программа его исправления צ Создана таким непостижимым образом י, что она как צ через י целиком зависит от ת. И поэтому сочетание ציצית и является мерой близости человека к тому, к чему он стремится: к соединению со Славой Всесильного. И поэтому это Его «покрытие»: подобие Его Славе, к которой он стремится. «Цицит» - символ исправленности, символ света.

И «тфилин» תפילין: Тав, Фей, Йуд, Ламед, Йуд, Нун софит. Мера наших духовных усилий ת исправляет наше текущее состояние פ и непостижимым образом соединяет י с постижением Высших истин ל, соединенных י с наполнением нашей души ן. И «тфилин» – это скрепляющее, соединяющее.

«Ибо это – покрытие Его единственное, оно – одежда Его для кожи Его (симлато ле-оро שמלתו לעורו), в чём ляжет?», - в изгнании (бе-галута בגלותא), и так установили это». И «одежда Его для кожи Его (симлато ле-оро שמלתו לעורו)». И «одежда Его», «симлато» שמלתו: Син, Мэм, Ламед, Тав, Вав шурук. Его «одежда» - в неисправленности. По мере исправления она всё ближе к «коже», «ле-оро». Его «одежда» – это этот мир, מ: Его Имя. И пока в этом мире человек движется в попытке наполнения левого, ש, он постигает Его одежду, представляющую собой מ в наполнении ל, которая раскрывается в ת и в установлении связи ו. То, что человек постигает, как Его проявление: Его «одежду», то есть, этот мир. А «кожа Его», «ле-оро» לעורו: ל, «для»; «оро»: Аин, Вав шурук, Рейш, Вав шурук. Почему ל, «ле» - это «для»? Чтобы понять, что это «для кожи», надо получить Высшие истины. И тогда ты поймёшь, что это «для»: с целью приблизить. «Свет», «ор» אור: Алеф, Вав, Рейш. И «кожа» от «света» отличается только тем, что она осознаётся, как Его покрытие в состоянии исправления, а не в состоянии Замысла. Свет – это состояние Замысла, действия. А עורו – это осознание Его максимально постигаемого приближения с точки зрения состояния исправления.

И «[в чём ляжет] в изгнании (бе-галута בגלותא), и так установили это». Что значит: «лежать»? Отсутствие перемещения. И «в чём ляжет?», - … в изгнании». «Лежать» – это не двигаться: уровень ног равен уровню головы. И «покрытие Его единственное, оно – одежда Его для кожи Его». А «единственное» «покрытие Его» – это этот мир. И «оно - одежда для кожи Его», «ле-оро». И «в чём ляжет»? В чём Он непостигаем? «… в изгнании». Единственная Его одежда – этот мир. Но мы можем Его постигать снизу вверх. И когда Он непостигаем? Когда иерархировать Его мы не можем. Когда для нас Он нечто, что находится в одном уровне с нами, и Его развития вверх мы не видим. В чём Он ляжет? В галуте. Когда Он непознаваем? Когда мы «в изгнании». И постигается Он народом, когда он собирается обратно в Израиль.

«Ибо это – покрытие его единственное, оно – одежда его для кожи его, в чём ляжет?», - … в изгнании». Когда ложатся? Днём не ложатся, ложатся ночью. А в чём Он ложится? В ночи: «в изгнании». И «одежда Его» – «симлато», кожа Его – «ле-оро». В чём Он ляжет? Не в чём Он ляжет, а в чём Он ложится: в ночи, во тьме. И тьма для народа Израиля – это галут. Весь этот мир является всего лишь Его одеждой. И это может быть постигнуто только тогда, когда народ Израиля находится на Земле, растёт и духовно возвышается. А когда это невозможно? Когда Всесильный для него находится в ночи, в темноте: Он Лежит. Это состояние сокрытия. Его не возвышают, и снизу вверх народ Его не постигает. Поэтому Он для него скрыт во тьме. Не сказано, что Он спит: так говорить неправильно. Он лежит. Сказать о Всесильном, что Он лежит, нельзя. Но в представлении народа, Он нечто присутствующее, непостигаемое, находящееся в темноте.

Это состояние народа Исраэль. Это представление о Всесильном, что Он непостигаем, Он присутствует, но недостижим, непостижим и затемнён, скрыт. Он лежит. Днём не ложатся, ложатся ночью. И чему это состояние народа будет соответствовать? Галуту.

Можно было сказать: «Ибо это – покрытие Его единственное, оно – одежда Его для кожи Его, в чём Он скрыт»? Но «скрыт» - это значит: Он в одежде, Он Есть, Его надо постичь. А в чём Он лежит? В чём Он непостижим, неисследуем, неизучаем, находится в темноте и для народа Израиля непонятен? В галуте. И «в чём ляжет?», - в изгнании». Это не установление, а пророчество: оно написано в первом веке. И «в изгнании», «бе-галута» בגלותא: Бет, Гимель, Ламед, Вав шурук, Тав, Алеф. Это исправление: данная Его Брахой ב  запись системы управления ג, которая приводит к наполнению ל и соединению ו с ת и א. Нет плохих слов и плохих букв. Негативные слова возникают при отсутствии наполнения букв. Как только буквы выстраиваются все вместе, это слово замечательное: «изгнание», «бе-галута» превращается в возвращение. В соединение Брахой Всесильного ב  גלותא. Изгнание дано для усиления и возрождения.

Фраза: «Ибо это – покрытие Его единственное, оно – одежда Его для кожи Его, в чём ляжет?» - зеркальная: она верна и сверху, и снизу. И относительно характеристики Всесильного, и относительно характеристики человека. И то, и другое является исправлением. Его действие в системе исправления на связь с данностью, с наследием Всесильного и светом Его. И, наоборот Он воспринимается точно также. Всесильный является таким, каким Его видит человек. Или каким он является сам, таким он видит Всесильного. Поэтому он является таким, каким видит Его одежду и Егосвязь с ним в системе исправления: Его свет, Его кожу. Таким является его кожа и его облачение. Чувствует он Его свет настолько, насколько он сам исправлен. Насколько он соприкасается с Ним? Настолько, насколько он сам исправлен. А насколько он исправлен? Настолько, насколько Он покрыт. А когда Он ложится? Ночью: в галуте. Это тоже верно и сверху, и снизу. Это абсолютная дуальность. Всесильный такой, насколько я исправлен. Насколько мой цицит раскрывает Его цицит. И насколько моя кожа примыкает к Его коже. Насколько вместе сливаются рисунки. Это абсолютно сопоставление.