Зоар Брейшит 313

Зоар Брейшит 313

312. «…И гора дымная», - изнутри огня, когда спускается, держится это за это, дым – за огонь. И тогда – в стороне левой существует всё. И именно тайна (этого): «Также рука Моя основала землю, а правая Моя распростёрла небеса» (Йешайа, 48), - силой правого свыше, по виду такому сделались небеса, которые – мужское, и мужское – со стороны правой приходит, а женское – со стороны левой.

В полном согласии с этим, мы продолжаем:

 

313. «Поднимите ввысь глаза ваши, и увидьте: кто сотворил этих?», - до сюда возвышены вещи, которые не для вопроса (ло ле-шаала לא לשאלא), как то, что [сказано] выше. Ибо Мудрость (хохма חכמה) обосновалась из Ничего (мэ-аин מאין), и не существует для вопроса, который закрыт и глубок, нет [того], кто устоит в нём (в постижении его). Когда распространился свет глубокий hора амика נהורא עמיקא), свет его – существует для вопроса (т.е., постижим). Несмотря на то, что он [более] закрыт, чем всё, что ниже, и называют его во имя вопроса «Кто?», «кто сотворил этих?».

«Поднимите ввысь глаза ваши, и увидьте: кто сотворил этих?». «Ми бара эле». «Ми» מי: Мэм хирик, Йуд. Почему «ми» - «кто»? «Несмотря на то, что он [более] закрыт, чем всё, что ниже, и называют его во имя вопроса «Кто?» На вопрос «Кто?» можно ответить только постижением Его Имени. Постижение Его Имени, Барух ХАшем, это данная нам структура Игры. И всё в Игре, что дано нам, есть Он. И более ничего постичь нам не дано. Поэтому «Ми», «Кто?» это מי. Постичь, Кто Он, мы можем только через то, что Он Сотворил. Это наполнение, которое мы можем дать Сотворённому Его непостижимой Мудростью י מ, Малхут, Игре, шару. «Сотворил», «Бара» ברא: Бет камац, Рейш камац, Алеф. На самом деле, это единое сочетание. Говорить, «кто сотворил этих?» означает одевать Его в более грубую одежду, чем то, что мы можем видеть в буквах. А в буквах это מי ברא. מ реализуется, как י в постижимости ברא. מ раскрывается, как Браха, Любовь ב, которой наполнена каждая её точка, представленная в записях ר в соответствии с Замыслом א. «Эти», «Эле» אלה: Алеф цэйрэ, Ламед дагеш сэголь, Хей. Коий Замысел א высочайшим, точнейшим, наивысшим расчётом ל в каждое мгновение, в каждой точке соединён с ощущением жизни ה, которое даётся Творению. Это и есть «ми бара эле», «Кто сотворил этих?». Почему «этих» - «эле»? Потому что это бесконечное множество состояний ה, которое раскрывается в соответствии с Замыслом א. А какие «эти»? Каждая точка מ – «эти». Она внутри «этих» и она подобна другим точкам, которые тоже «эти». Множество точек, которые «эти точки». Это слитность, которая, если мы эту слитность выделим, может быть проявлена в качестве точки. Как вода есть слитность, но на самом деле, как нам даётся это видеть, там есть молекулы.

«Поднимите ввысь глаза ваши, и увидьте: кто сотворил этих?», - до сюда возвышены вещи, которые не для вопроса (ло ле-шаала לא לשאלא). Почему «до сюда возвышены вещи, которые не для вопроса»? Ведь мы только что разобрали «ми бара эле». До этого уровня «возвышены вещи, которые не для вопроса». И «не», «ло» לא: Ламед камац, Алеф. «Вопрос», «шаала» שאלא: Шин камац, Алеф хатаф патах, Ламед камац, Алеф. Почему же «вопрос», это «шаала»? В каждом состоянии Малхут, в каждой точке записи по Замыслу Всесильного существует буква ש - точно соответствует Замыслу א в этой точке. Она есть в соответствии с Замыслом, и она точно этому Замыслу соответствует. Только «вопрос» заключается в том, будет ли Творением это соответствие реализовано в точном совпадении с Замыслом. Запись нахождения буквы ש во всех без исключения множествах бесконечностей вариантов Замысла א находится обязательно в точном соответствии ל с этим Замыслом א. И, будучи ש Творением обнаруженной и наполненной, она неизбежно даёт положительный ответ на «вопрос» или не даст его. Запись, несмотря на то, что она всегда находится в нужном месте в нужное время, может быть либо наполнена, либо не наполнена. А «вопрос», «шаала» – будет она наполнена или нет?

«Ле-шаала», «для вопроса». То, что высшим расчётом ל предназначено «для вопроса», «ло ле-шаала». Если мы теперь вспомним, что такое «ми бара эле», то, что я сказал раньше, то мы получим, что всё, что создано, как «ми бара эле», до этого состояния возвышено всё, то есть, до наполнения этих букв возвышено всё, что как то, что в нём содержится, в Замысле заранее постигнуто быть не может.

«Ми бара эле». Существует структура Творения, которая непостижимой Мудростью Всесильного, бесконечной Его Любовью реализована, как система записей, соответствующих א. И как Замысел, как א во всех бесконечностях вариантов Творения отображено точным расчётом ל, как соответствующие записи ощущений душ ה. И это есть высота, на которой «вопросов» нет. Что это значит? До это уровня «возвышены вещи, которые не для вопроса». В этой структуре тому, как это создано, постижения нет. А есть только то, что внутри всех состояний находится, как цель Творения. Которая есть «вопрос». Как то ש, которое א, которое לא.

«…как то, что [сказано] выше». То, что я сказал, они соотносят с «ми бара эле».

«Ибо Мудрость (хохма חכמה) обосновалась из Ничего (мэ-аин מאין)». «Мудрость», «хохма» חכמה: Хет камац, Хаф шва, Мэм камац, Хей. Спрашивается, как же «хохма» начинается с Хет? Первая буква слова «Мудрость» ח именно потому, что «Мудрость» заключена в отдалении. Акт конверсии в обратное состояние, создание нашего состояния «из Ничего», «мэ-аин» является Мудростью. Вся Игра Создана, отталкиваясь от ח. Для Создания Игры нужно было предположить необходимость наличия ח, как первоочередного и главного условия существования Творения. Так или иначе, оценить все его свойства мы можем только через данное нам игровое поле. Поле, как таковое, в нашем восприятии существует исключительно из-за того, что в нём есть запись ח. Таким образом, «Мудрость», всё, что касается управления Игрой, её структуры и нашего понимания Его необъятности, Его невероятных вычислительных способностей, сопоставлений, Любви, соединённых, синтезированных в Его едином Творении, всё это в постижимом нами, как Его Замысле, начинается с ח. Таким образом, «Мудрость» начинается с буквы ח. Оценить её мы можем, только внимательно осмотрев из удаления. Это самоудаление есть условие Мудрости. Как реализация ח, нам дано пустое кли Хаф, которое мы должны наполнить, מ, как соединяющая חכ система, и наше ощущение ה. Таким образом, в слове «хохма» соединены все главные принципы. А именно, обязательность удаления, изначального введения принципа разницы свойств ח, которая является Его Чудом, потому что оно сразу же конвертируется в обратные свойства, Хаф, как поле для Игры (чтобы дети играли в прятки необходимо, чтобы они были спрятаны, иначе, если все будут стоять вокруг того, кто водит, никакой игры не будет). Дети должны спрятаться, после этого Игра становится интересной. Поэтому Хаф должно быть создано не как Каф, а как Хаф, и соединено с ח. Эти два принципа должны быть объединены бесконечностью игровых вариантов מ, которые должны реализоваться через записанную в этом слове ה. Действительно, Мудро.

И «из Ничего», «мэ-аин» מאין. И «из», «мэ» מ цэйрэ. «Ничего», «аин» אין: Алеф патах, Йуд хирик, Нун софит. Никакой вещественности в записях состояний душ нет. . א реализуется в виде ן исключительно, как записи, которые непостижимым образом י создают соответствующие ן чувственные постижения. Как – непонятно. Но совершенно понятно, что никакой материальности в этом нет. Буквы, верхняя одежда этих записей даёт нам ощущение, и больше ничего. В «Ничего», помимо нуля постижений, существует ещё и ноль материальности. Почему «мэ»? И «из», «мэ», потому что фактически все состояния ן представляют собой состояния парцуфим Адам, которые и являются композитом, внутренним наполнением מ. «Мудрость обосновалась из Ничего». Из совокупности записей Малхут מ, в каждой своей точке представляющих собой состояния парцуфим Адама ן, все они יא, «мэ-аин», «из Ничего», «хохма». Это означает: «хохма» образовалась из «мэ-аин». То есть, «из» принципа Игры, как חכמה вытекает, выясняется, проявляется «из» того, что создано, как מאין. Спрашивается, почему ן? Да потому что в каждом ן обязательно есть запись ח, Хаф, которые в מ проявляются, как ה. Почему не «из» «хохма» «мэ-аин», а «из» «мэ-аин» - «хохма»? Если мы возьмём каждое состояние ה, мы неизбежно придём к тому, что это состояние из общего парцуфа ן. Этот принцип воплощён во всех ן, которые יאמ. И поэтому этот принцип виден из этих состояний. Из структуры מאין в каждом «из Ничего» мы видим «хохма». В начале Игры лежит Бет, но она структурирована в соответствии с «хохма» חכמה. Потому что каждое ן характеризуется, как состояние, несущее в себе записи חכה.

«Ибо Мудрость обосновалась из Ничего и не существует для вопроса, который закрыт и глубок, нет [того], кто устоит в нём». Что означает, что «Мудрость обосновалась из Ничего и не существует для вопроса»? «…и не существует для вопроса», «вэ-ло кайэма ле-шаала». ולא קיימא לשאלא. «Существовать», «кайэма» קיימא: Куф патах, Йуд шва, Йуд, Мэм камац, Алеф. «Хохма» «обосновалась» «мэ-аин», «из Ничего». В соединении с непостижимостью «вэ-ло», того, каким образом исправление, которое возможно в каждом состоянии ן, соединено через Адонай, через Его Управление יי соединено с מ камац, א. Как ק Именем Всесильного יי, Барух ХАшем, соединён с записями מ, объединёнными Его Замыслом א? Эти состояния объединены исключительно по принципу ответа «на вопрос» в каждой точке. «Вэ-ло кайэма ле-шаала» ולא קיימא לשאלא. И «мэ-аин» соединено с не имеющим постижения Его Замыслом, коий реализуется, как קיימא לשאלא. א реализуется, как לשאלא, в соответствии с которым выбирается каждое следующее состояние מ. А לשאלא является реализацией того, что в מ камац в קיימא, который абсолютно непостижимым образом י связан с непостижимостью י, которой создаётся каждое следующее состояние ק. То есть, ק и מא связаны Именем Всесильного יי, Барух ХАшем. По мере наполнения Имени Всесильного יי, ק проявляется в מא. ק, Адонай יי, מא - «ле-шаала». ק через соединение Именем Всесильного יי с מא проявляется так, как по закону постоянной спирали раскрывается наполнение ש. И это ולא проистекающее «из» «хохма» «мэ-аин». Это описывается структура Игры.

«Кто сотворил этих»? «Ми бара эле» מי ברא אלה. Как реализуется מ? Как יברא. Коий . אלה «Ло»לא , «ле-шаала». «Ле-шаала» לשאלא. Нет постижения в том, что есть «вопрос». А «вопрос» заключается в том, что Высшей Мудростью, Высшим расчётом ל везде, в каждом элементе записи находится буква ש, соответствующая Замыслу א, и находится в нём в точном отображении. שא, לא. ש, соответствующий א, который с ним точно соединён – לא. Тогда это «вопрос». Потому что в каждой точке буква ש, совершенным образом помещённая в эту точку, должна быть раскрыта. И её раскрытие, и наполнение – «вопрос». Почему «вопрос»? Потому что, «Ибо Мудрость, «хохма», обосновалась из Ничего», а «Мудрость» это חכמה, принцип, на котором основано Творение, удаление прегрешения ח, соединённое с необходимостью наполнения кли души כ. Эти принципы объединены внутри Малхут מ и реализован, как ה. Он вытекает из того, как структурирована מ. А מ структурирована, как אין. И в каждом ן обязательно содержится חכ, и ощущается, как ה. Но то, что есть מ, «мэ-аин», задуманная композиция, задуманное начальное состояние неисправленностей во всех точках Малхут, соответствующих Его Замыслу и соединённых с обязательностью проявления разрешения вопроса по спирали אלאש, אלאש. Невозможно постижение того, как этот Замысел реализуется по схеме ק, Адонай יי, מא. А возможно только его проявление, как לשאלא. То есть, «мэ-аин» מאין, эти ן יא объединённые в מ, развиваются, переходят из одного в другое состояния в соответствии с принципом לשאלא, с принципом повторения «вопроса», проявляются и развиваются, как движения души ק наполнением Имени Всесильного יי связанные с מא, «кайэма», קיימא, где מ камац. И принцип камац реализуется за счёт того, что в каждое ן вложено קיימא. А как, во-первых, реализуется, как камац, а во-вторых, через Имя Всесильного יי наполнится, соединится с душой ק? Через לשאלא.

«…который закрыт и глубок». Понять, как структурируется «ле-шаала», мы не можем. В каждое мгновение для нас это неожиданность, «вопрос». Этот «вопрос» «закрыт и глубок».

И «нет того, кто устоит в нём». Постоянно, то есть, ответит на него раз и навсегда. Конечно, «нет».

«Когда распространился свет глубокий hора амика נהורא עמיקא), свет его – существует для вопроса». И «свет», «нhора» נהורא: Нун шва, Хей, Вав холам, Рейш камац, Алеф. И «свет» означает раскрытие записей в виде проявленных состояний. И «глубокий», «амика» עמיקא: Аин хатаф патах, Мэм хирик, Йуд, Куф камац, Алеф. На иврите «свет», «ор» אור: Алеф, Вав холам, Рейш. Это Его Замысел א, соединённый ו холам с Его рисунками ר, с тем, что Он Создал.

«Нhора» נהורא это запись состояний парцуфим נ, соединённая с введёнными в них рисунками их чувственных состояний, чувственных картин ה, соединённые ו холам в общие рисунки ר в соответствии с Замыслом א. Это очень большое постижение. Фактически это описание того, из чего состоит запись. Записи состоят из точек נה ו холам соединённых в ר в соответствии с א. Это Его Благо, Его очень большое раскрытие слова. Такое же слово «амика» עמיקא. Система влияния, исправления ע, соединённая с Малхут מ непостижимым образом י реализуется, как состояние исправляющейся души ק в соответствии с Замыслом Всесильного א. Это «глубокий», глубина понимания. Но, кстати, это соединённые слова. «Нhора амика» означает, что состояния душ נ с введёнными в них картинами чувственных ощущений ה ו холам соединены в систему ר в соответствии с Его Замыслом א, который в соответствии с принципом ע внутри מ непостижимым образом י реализуется, как состояния душ ק, соответствующие Замыслу א. И «свет Его - существует для вопроса», «нhорэйh кайейма би-шэлта» נהוריה קיימא בשאלתא. Рисунки существуют «для вопроса». Всё окружающее существует исключительно «для вопроса», для проявления в нём ש.

«Несмотря на то, что он [более] закрыт, чем всё, что ниже, и называют его во имя вопроса «Кто?», «кто сотворил этих?». «Вопрос», заложенная необходимость проявления ש, «закрыта», «чем всё, что находится ниже» её, чем чувственный мир. И «называют его во имя вопроса»: «Ми»? «Ми бара эле» מי ברא אלה. Ещё раз повторяется то, что я вам говорил.