63

Зоар 63

 

63. И то закрытое слово Мудрости, которое обновилось здесь, когда поднимается, то соединяется с теми словами Древнего Днями, и поднимается, и пребывает вместе с ними, и поднимается (входит) в восемнадцать миров спрятанных (гнизин), которые (Йешайа, 64) «[никакой] глаз не видел, кроме Б-га», выходят оттуда (слова) и плывут, и приходят полными и целостными, и предстают перед Древним Днями. В тот час обоняет Древний Днями то слово, и [оно] приятно перед Ним более всего, берёт то слово и коронует его тремястами семьюдесятью тысячами корон. То слово взлетает, и поднимается, и опускается, и делается небом одним

 

            «И то закрытое слово Мудрости, которое обновилось здесь», имеется в виду, слово Торы. «когда поднимается, то соединяется с теми словами Древнего Днями, и поднимается, и пребывает вместе с ними, и поднимается (входит) в восемнадцать миров спрятанных (гнизин), которые «[никакой] глаз не видел, кроме Б-га», выходят оттуда (слова) и плывут, и приходят полными и целостными, и предстают перед Древними Днями. В тот час обоняет Древний Днями то слово, и оно приятно перед Ним более всего, берёт то слово и коронует тремястами семьюдесятью тысячами корон. То слово взлетает, и поднимается, и опускается, и делается небом одним».

            «соединяется… со словами Древнего Днями». Древний Днями – это Атик, Эйн Соф.

Каждая запись, будучи раскрытой и наполненной любовью человека к Всесильному Святому, Барух Кадош Ху, благословен Он, поднимается и сливается с любовью, в которой была создана эта запись. Любовью, которая в сознании творения расщепляется на слова, но на самом деле является единым.

Для нас Тора состоит из отдельных слов, но она наполняется светом, любовью человека и становится единой, неразрывной. Тогда она сливается с Древним Днями, с тем, что мы понимаем как любовь, которая оживляет Тору сверху вниз в отсутствии встречного света ор хозер.

Мир живой? История существует? Мы чувствуем, нюхаем, дышим, говорим. Мы ощущаем себя живыми. На самом деле, мы как бы мертвые до того момента, когда  начинаем излучать навстречу Ему. А до этого времени мы потребители его излучения любви. Следовательно, мы мертвые. Так же, как мертв трактор, пока не заправишь его дизельным топливом.

Оживление мертвых означает два момента. Первое: изменение парцуфа Адам, человека. Второе: оживление мертвых в момент исправления, когда все сливаются со всеми. В первом случае происходит постепенное наполнение, а второе оживление мертвых означает качественный скачок.

Сначала вы оживляете текущее, присоединяете к нему будущее, а потом вам открывается прошлое.

Если в вас есть вера, верьте навсегда. Если вы доверяете Ему в текущем раскрытии, доверяйте Ему во всём.

Удаётся нанизать на веру все свои будущие дни и находиться в спокойном безмятежном состоянии: ничего не боюсь, ничего не опасаюсь, ничего плохого не жду.

Беспокоюсь, но по большому счету внутри меня есть нечто, что никогда не волнуется, не дрожит. Да, играю по серьезному. Иногда забываюсь, но внутри есть некая ось, которая является постоянной, как Атик, только навстречу ему. Это и есть раскрытое слово соответственно Древнему Днями. Мы пришли к описанию этого состояния.

По мере того, как всё больше людей, частей парцуфа переходит к Его оправданию в сегодняшнем и в будущем, к этому присоединяется прошлое. Текущий и оживляющий, а потом присоединяющий к этому живому всё. Потому что мы видим всё происшедшее со всеми: и то, что реализовано, и всё, что задумано, но не пройдено, как живое, наполненное Его любовью.

Цадиким обогащались болью и хромотой, чтобы исправлять мир. Те, кто имеет потенцию к исправлению и не реализовали её, совершают невероятное прегрешение. А те, в ком пробудились решимот в результате привнесенной хромоты, гер, сделавший бритмила, выше любого праведника. Это духовный подвиг, который, исправляя хромоту и боль, накапливался, возможно, тысячами гульгулим. Его несёт волной прошлых  исправлений.

Не было ничего, кроме евреев. Интегральные усилия, которые произошли для того, чтобы из еврея стать не евреем, приобрести хромоту и боль, и, исцеляя её в сотнях или тысячах гильгулим, прийти снова к состоянию Йегуди, что же может быть больше?  

Ходить на двух ногах и уйти с шоссе в огороды, для этого много ума не нужно. Можно из английского сада перебраться собственными ногами на помойку, как сделали большинство евреев. И что в этом положительного? Ничего, сидят в помойках.

«И то закрытое слово Мудрости, которое обновилось здесь, когда поднимается, то соединяется с теми словами Древнего Днями, и поднимается, и пребывает вместе с ними, и поднимается в восемнадцать миров спрятанных (гнизин». «восемнадцать миров» – это девять сфирот, помноженные на два. И два – это наполненные два мира, которые «никакой глаз не видел». И что это за миры? У нас есть два мира, Брия и Ацилут, которые вообще «никакой глаз не видел». И в каждом из них существует по девять сфирот, кроме Ветхого Днями, который есть Кетер.

Выше Ацилут миров нет. Это уже не миры, а состояние зивуга. Последний раз разделение на внешнее и внутреннее происходит на уровне мира Ацилут, а дальше -  Эйн Соф.

Ацилут и Брия в девяти сфирот, уровнях постижения помножить на два, получается восемнадцать. «восемнадцать миров спрятанных, которые никакой глаз не видел, кроме Б-га». Мы их не можем посмотреть, потому что это состояние, которое связанно с отсутствием тела. То есть входят другие миры, решимот, но не ощущения тела. Это другая часть фильма.      

И «выходят оттуда (слова) и плывут, и приходят полными и целостными, и предстают перед Древним Днями. В тот час обоняет Древний Днями то слово». «обоняет» это значит, что они сливаются воедино, в восприятии не существует разделения, это единый орган. Не слышит, а «обоняет» – это чувственное постижение.      

«В тот час обоняет Древний Днями то слово, и оно приятно перед Ним более всего». Ощущает в усилии наполнение любовью. Постижение в любви, раскрытие и оправдание Всесильного. Полный встречный импульс, равный тому, которым создано само ощущение для человека: его существование, мир вокруг него, совершенство деталей, которыми этот мир раскрашен, выдавленных рельефов. Человек видит созидательную бесконечность Всесильного, и это наполняет его абсолютной любовью к Нему. Человек наполняется чувством гордости и любви к Всесильному. «обоняет» - оно бесконечно приятно для Него без его разделения на отдельные спектры ощущений. Это исправленный Зеир Анпин, превратившийся в Бина, – мир Ацилут.   

Миры Йецира и Брия не видны, потому что в них нет материального. Вы сжимаете антенну, и одно звено входит в другое. По мере исчерпания мира Асия, мир Йецира становится миром Брия, а мир Брия миром Ацилут.

Когда человек подходит к пределу чувственного восприятия, у него возникает ощущение, как сделан этот мир. Он переходит от границы осознания к чувственному постижению нематериального мира. И это состояние исчерпанности чувственного постижения Асия, этого мира в наполнении его Всесильным.

А когда вы исправляете мир Брия, впереди остаётся только мир Ацилут. Что значит исправляете? Это значит: больше не видите решимот мира Брия, а вам показываются решимот мира Ацилут.     

Миры, это только чувственные ощущения. Почему называется мир Брия – это Бет, Рейш? Уже нет сокрытия, вы постигаете в любви Его наследие. В вас входит чувственное восприятие высшего, того, что Он приготовил в Своей любви к вам. Практически вы с Ним находитесь в зивугим.

Вы ощущаете Йесод как текущую реальность. Перед вами встаёт вопрос: а как я буду ощущать себя в Зеир Анпин? После того, как вы переходите в состояние Зеир Анпин, то.есть находитесь в зивуге, в состоянии полного исправления, вы начинаете обонять. Все ваши постижения сливаются в одно. По мере исправления Зеир Анпин исчезает разделение на внешнее и внутреннее.

Обоняние есть молчание. Почему говорится, что молчание выше слов? Слова – это прерогатива материального. Это колебания, которые существуют в нашем представлении, как передача информации. А когда колебания превращаются в само существование, звука не может быть. Мы сами превращаемся в звук, становимся колебанием. У нас остаётся вдох, получение Его любви, и выдох, наша любовь к Нему.

После того, как вы из приемника и передатчика колебаний превращаетесь в колебание, у вас остаётся только наслаждение от вбирания Его в себя и отдачи себя Ему. И это дыхание. Дыхание сопровождается постижением, которое называется обонянием.        

Глаза – это отражение внешнего в знании. И пределом такого постижения является  мир, который не наполнен любовью. А мир Брия наполнен любовью человека к Всесильному, Он-то всегда наполнен любовью. Мир Брия -  это то состояние, когда для вас всё окрашено любовью, вы наполнены любовью к Нему постоянно. Что значит постоянно? Этот мир для вас не существует. И это хорошо, вам всё нравится. Этот мир для вас перестаёт быть средой исправления. Но в этом мире такое состояние невозможно. Мы не можем воспринимать этот мир, полностью абстрагируясь от него. 

Нет никаких миров. Пока вы находитесь в Малхут де Малхут, в вас есть следующее состояние, которое вы условно, из букв называете миром Йецира. Но когда вы подходите к постижению мира Йецира, он как таковой для вас существовать перестаёт. Вы сами становитесь миром Йецира.

Все восемнадцать миров не видел ни один человек, даже Моше. Он видел, как  вообще всё сразу делается сверху вниз. Никто не проходил всё снизу вверх.

Никто не может вырваться из парцуфа Адам и гулять, как светящаяся точка. По какому полю? Есть клубок и та его часть, которая уже зажглась, постепенно охватывается светом, разгорается, как бикфордов шнур. Нет никого, кто поджёг этот бикфордов шнур с другой стороны или в какой-то промежуточной точке.

Вся Игра заключается в наполнении светом Торы.

Почему сказано: «То слово взлетает, и поднимается, и опускается, и делается небом одним»? Хая - это небо одно. Здесь нижнее, земля - это Малхут де Бина, а небо – точка. Точка - символ бесконечности. Это бесконечное постижение Всесильного. Тогда небо сливается в одно. Есть нижний и исчезающий верхний край неба. Но нижний край неба тоже бесконечен. Как бы далеко вниз мы не опускали небо, во всём видим любовь Всесильного.

В этом состоянии только одно небо: воздух, дыхание. От силы вдоха зависит глубина видения вниз земли. А от силы выдоха - глубина видения вверх неба. И тогда земля и небо превращаются в одно. Потому что нет ничего, кроме колебаний. Человек ощущает себя, как импульс, как язычок навстречу океану.

Небо становится одним. Нет земли, всё становится любовью. Но только есть любовь маленькая и бесконечная. И чем больше мощность вашего импульса навстречу Ему, тем сильнее ощущение бесконечности Того, Кто пульсирует навстречу вам. Это Хая.

Моше была показана Хая. Но из Хая видно, как делается внизу земля.