Зоар Берейшит 33

Зоар Берейшит 33

 

Что означает фраза: «Подсчитаны голоса, и решено собрание мудрецов Торы. Счастлив тот, кто не сотворён на свет»? В теле абсолютно счастливого человека нет.

Потому что само тело является одеждой для тикун, который есть страдания. Абсолютное счастье, постоянное нахождение в счастливом состоянии не свойственно никому. Обязательно есть мысли, озабоченность, расстройства. Но постоянное ощущение счастья не свойство тела. Не свойство рождения.

Всесильным перед Творением поставлена задача: быть счастливым. Но нет рождённого на свет человека, который был бы счастливым постоянно, с момента рождения и до конца своего существования в теле. Это идеал. Это состояние, которое не свойственно человеку в теле. У него есть периоды счастья, периоды озабоченности и т. д

«Счастлив тот, кто не сотворён на свет». Во-первых, кто тот, кто счастлив? Та душа, которая не находится в оболочке тела. Кто «не сотворён», тот счастлив. А тот, кто сотворён – создан в сложном сочетании келим, которое периодически приносит ощущение внутренних усилий.

«Счастлив тот, кто не сотворён на свет». Но как это может быть? О каком счастье мы говорим? Ведь «тот, кто не сотворён», принадлежит Всесильному. Един с Ним. Значит, тот, «кто не сотворён на свет» - счастлив. Его душа является неотделимой частью души Всесильного. Потому что всё остальное – это облачение души для её обратного исправления. В этом же Игра. Он присутствует во всём, во всех.

Как мы можем говорить о не рождённой душе? «Счастлив тот, кто не сотворён». А не сотворён тот, Кто творит. И это Всесильный.

Человек в теле счастливым постоянно быть не может. Тогда Игра несовершенна. Её цель в динамике. Всё время перемещаясь из левой линии в правую и из правой линии в левую, он должен строить среднюю. Цель не в том, чтобы человек находился в постоянном состоянии прострации счастья.

Счастлив не тот, кто сотворён, а тот, Кто творит. «Счастлив тот, кто не сотворён», кто не находится в теле человека. А кто есть, кроме человека? Кем сотворён человек? Всесильным. Это звучит парадоксально. Как кто счастлив, кто несчастлив? Нельзя сказать, что человек несчастлив, потому что это было бы неправильно. Счастье есть продукт его усилий. Или состояния даваемого ему исправления, как он его субъективно оценивает. Но всё равно это всего лишь запись, которая раскрывается в нём. Но тогда, кто же счастлив? Счастлив тот, Кто творит.

 

«Милосердие Твоё пробуди, ибо наказаны мы во много раз больше, чем заслужили». А кто всегда считает, что он наказан заслуженно? Какой ребёнок считает, что он заслуженно наказан? А кто мы есть? Перед Его лицом мы - дети. В глазах каждого ребёнка наказание непропорционально прегрешению. Он хотел всего лишь пошалить или проявить свой характер, и вот такое наказание.

Какой ребёнок себя считает справедливо наказанным? Никакой. Какими бы ни были продвинутыми, мудрыми, перед Его лицом, мы дети. Почему мы должны считать, что всё правильно оцениваем и адекватно, и в верном соответствии? Восприятие полностью есть свойство высочайших мудрецов. Поэтому Моше скромнейший из людей. Он всё время считал, что как раз он ничего не заслуживает.

Мы считаем, что Он наказывает нас больше, чем мы заслужили, с точки зрения нашей оценки себя и нашего прегрешения. Размерность наказания и её несоответствие в глазах Творения и Всесильного исходит или проистекает из неизбежной и всегда существующей разницы свойств между Творением и Всесильным. И поэтому наказание, которое Он выбирает с точки зрения абсолютной любви и смысла Игры, и её предначертаний, и прогнозируемого финала, зивуга всё время несоразмерны в соответствии с разницей свойств, коими кажутся Творению на каждом этапе его развития. Они не могут казаться соразмерными, потому что тогда было бы соответствующее совпадение свойств по оценке и суду. Кто мы и кто Он? Кто кого судит? Его суд и наш суд – это совершенно разные вещи. Поэтому соразмерности того, что происходит, всегда частично не совпадают. Так же как и милосердие. Мы, может быть, не простили бы, а Он прощает. Тшува искупляет полностью: «И станешь ты белее снега, и белёной шерсти». И даже если грехи твои покроют тебя как пятна крови, всё равно станешь подобно отбелённой шерсти.

А человек всегда всё прощает полностью? Нет. Как мы говорим, всегда остаётся осадок. Непонятно, кто у кого и что украл, но осадок остаётся. Вы должны понимать, что тшува – это и есть, фактически, искомый результат. Это перемещение из левой линии в правую. Тшува, это и есть средняя линия. И потому, что это есть искомый результат, требующийся от человека, наступает полное прощение и стирание всех грехов. Потому что, собственно, грехи существуют для того, и только для того, чтобы была тшува. И все прегрешения созданы только для того, чтобы человек прочувствовал, соответствующе оценил и исправил свойства, которые внутри него самого, в его собственных ощущениях ему указаны как прегрешения. И в этом нет другого смысла.

Все великие праведники, даже Моше, был человеком. Со времени, равного тысячелетиям, нам кажется, что они были титанами, и вокруг них постоянно крутился смерч, столб света. Я, конечно, утрирую. Он был страдающим, живым, очень волнующимся, очень легко ранимым человеком. С точки зрения остроты ощущений, которые он испытывал, очень тонкокожим . Очень добрым. И страдал физически. Он не летал всё время по воздуху. И уставал, и выбивался из сил, и был мокрый весь, и холодно было, и жарко. И кожа была раздражена всё время. И было множество вещей, таких же, как у обычного человека. Это же Игра. Она всегда одна. Нет такого, чтобы кто-то всё время летал, как шестикрылый Серафим. Он всё время за всё и за всех внутренне очень волновался. И накачивал сам себя разными мыслями. Он был человек. Очень мужественный и очень смелый, который всё время преодолевал себя. Он концентрация всего того, что есть. Это та же самая душа, что и душа Машиаха. Значит, он должен был всё время вытягивать, выводить народ Израиля. Представляете, сколько он внутри себя перерабатывал, чтобы все шли за ним? Не потому, что он был абсолютно уверенный в себе стальной полководец. Конечно, нет. Иначе в духовном никто за ним не шёл бы так далеко. И не забывайте, что он был ещё и косноязычным. Аhарон переводил его речи. Сначала он не очень хорошо говорил, потом просто привык. Он не мог говорить перед большой аудиторией. И за него говорил Аhарон. Иначе, если бы не было его полного сокрытия, как человека, избранного Всесильным, тогда бы в него не бросали камни. И его бы не поносили и постоянно не отвергали, и не отворачивались от него, и не презирали бы время от времени, и не хохотали ему в лицо и так далее. А ведь всё это было. То есть визуально он был обычным человеком. «Не имеющий глаз, не видит». Для того чтобы видеть чистоту, нужно быть чистым. Как может шимпанзе оценить даже профессора по биологии, специалиста по поведению шимпанзе? Он его не отличит от других двуногих. Или, допустим, зоолога по внешнему виду и по речи. Просто, для того чтобы оценить, у него нет соответствующих келим. Нет таких записей, которые могли бы резонировать с теми вещами, которые видит шимпанзе. Так же и люди. Очень большая разница между теми, кто находится на духовном пути, и не находится. Это, в общем, как разные существа. Одни то, что называется йегудим, а вторые те, что называются «человек прямоходящий». Прямоходящий совсем не обязательно духовный. Это совершенно другая цивилизация. Это всё другое: другая сфера деятельности, ценностей, мыслей. Внешне всё такое же, а что-либо объяснить очень сложно. И в этом Игра.

 

В молитвах есть строчка о том, что земля повешена ни на чём. Из модели, которую знаем, мы понимаем, что это такое. Это в каждом бесконечном варианте реализации парцуфа Адам чувственное ощущение внутри парцуфа одеяния нешамот. Это запись ощущения гравитации. И запись ощущения стояния на земле. Теперь мы понимаем, откуда «стояние на земле». Потому что ноги, соф должен быть на земле, а голова должна быть в небе. И так сконструирована вся система наших ощущений. Нам дано ощущение тяжести, и мы обязательно возвращаемся на тот уровень, откуда мы прыгаем, ударяемся о землю. И по этим же причинам, если упасть на землю с большой высоты, можно разбиться. Потому что выдержать землю, переместившись быстро с большой высоты, невозможно. Она вообще не воспринимается. И поэтому человек разбивается. И поэтому он ускоряется. И поэтому существует центростремительная сила, сила гравитации. Система ощущений, вся система знаний и сокрытия, и вся иллюзорная структура физической вселенной вокруг нас целиком создана в соответствии с духовными законами.

 

Мне сложно говорить, какое состояние было у первосвященников. Я думаю, что, так как Скиния и святая святых Храма были местом соединения неба и земли, там изменялись время, пространство и состояния человека, они получали информацию в виде образов, звуков, в таком виде, который позволял им идентифицировать источник приходящей информации. Гавриэль – это ангел левой линии, исправления и движения вверх. Только от него можно было получить сообщение о тикун.

 

«Снова поставь над нами судей». Кто эти судьи? Моше были поставлены судьи, они судили народ Израиля. «Снова поставь над нами судей», это означает единый народ. Для того, чтобы судить, надо иметь что судить. Судья это тот, кто указывает направление движения. Он судит: ты - неправ, ты – прав, идти надо сюда. «Снова поставь над нами судей». Дай нам Твоё прямое управление. Дай нам того, кто будет управлять нами. Судьи же не мирские, а духовные. А это уже уровень духовного управления. Дай нам Своих судей, это, фактически, просьба: «Возвысь нас до такого уровня, когда мы можем воспринять Твоё духовное управление». Восстанови Свою власть над народом Израиля и Своё управление им. Народ Израиля же вышел из-под Его управления. И Он его изгнал из страны. Его царствование над народом Израиля материализуется в лице иудейского царя. Через него связывается небо и земля.

Дай нам царя иудейского, который будет руководить нами. Его люди, отделяя кдушим от клипот, будут вершить суд. Ты – верен, а ты – неверен означает, что в первом проявляются стремления к кдуша, а во втором превалирует клипа.  Вот какой суд. Но когда материализуется царь иудейский, Он устанавливает своё духовное управление. Говорится, что они не увидят царя. Почему? Потому что не ищут управления Всесильного. Если бы искали Его управления и судей Его, то увидели бы данного Им царя. Почему говорится, что в любом поколении мог проявиться Машиах? Всегда были великие праведники, которые обеспечивали суд и поступление света. Но в них никто никого не видел. Поэтому появился Любавический ребе. Он был великим праведником. И часть евреев стала называть его Машиахом. Он был предтечей царя иудейского. Он сделал приход царя возможным. Все говорят, что Машиах в мире, но не видят его. Для того чтобы видеть, надо желать царствования Всесильного. Такая, в общем-то, несложная связь, но для неверующих сложно постижимая.

 

33. «Когда получилась из него точка начальная «Йуд», открылся потом на ней (свет – Сулам) достигающий и не достигающий (матей ве-ло матей מטי ולא מטי). Пскольку распространилась точка, вышел [свет], и это – «свет», который остался от «воздуха», а именно – свет, который уже был, и вот существует. Вышел, и убрался, и спрятался. И осталась одна точка от него, [чтобы] быть достигающим постоянно путём спрятанным  (бе-орах гнизу באורח גניזו) ту точку. Достигает и не достигает её свет путём точки начальной, которая вышла из него. И поэтому всё объединено – это с этим. Светит – это в этом». 

 

«Когда получилась из него точка начальная «Йуд», открылся потом на ней достигающий и не достигающий». После того, как из света выделилась часть Его замысла, постижимого представления об изначально непредставимом свете Творца, ставшая постижимой для человека, которую мы обозначаем Йуд, «открылся потом на ней достигающий и не достигающий (матей ве-ло матей מטי ולא מטי. И «достигающий», «матей» - Мэм, Тет, Йуд. Это то, что входит в Малхут чудом Его действий, ниспусканием сверху того, что есть Его мудрость. То, что изнутри Малхут Он делает для Творения достижимым. И только этим определяется та существующая в нас постижимость, которую мы записываем как Йуд. И «ве-ло матей»: Вав, «и», в соединении Ламед, Алеф. И «ло» это «нет». Высшие истины не могут стоять прежде Его замысла. И опять «матей». Поэтому «ло матей» - непостижимый. «Когда получилась из него точка начальная «Йуд»». Помните, мы читали: когда из слова «авир» убирается Йуд, получается «ор». Потому что в свете нет постижения, а в «авир», воздухе есть Йуд. Постижение того, что есть отражение Его мудрости. Предельной Его мудростью для нас является одеяние, Слава Его. То, что создано как наше будущее постижение. Это является нашей далёкой, далёкой перспективой. В сегодняшнем нашем состоянии у нас о ней нет никакого постижения. Из этого далёкого непостижимого состояния в наших ощущениях нам даётся только Йуд. Какое-то мерцание чего-то, представление о том, что может быть. И в этом «достигающий и не достигающий». Он своим «светом» касается нас. Но только касается, ускользает: «матей ве-ло матей».

«Поскольку распространилась точка, вышел свет, и это – «свет», который остался от «воздуха», а именно – свет, который уже был, и вот существует». «Поскольку распространилась точка, вышел свет». «Поскольку» записался Йуд как наше представление о том, что может быть, значит, мы его коснулись. То есть «свет» вышел и коснулся, достиг. Значит, он вышел из того, что есть Он, и записался Йуд. И мы, смотря на Йуд, представляем себе, как из того сверкающего Нечто возникло то, что «свет» есть для нас. Поэтому он «вышел» с написанием Йуд. И говорить об этом можно только очень абстрактно. «и это – «свет», который остался от «воздуха»». А «воздух» состоит из непостижимого света и из его постижения, которое, собственно, и делает «воздух» «воздухом». И тогда Йуд – это то, что осталось от «воздуха» как наше представление о «свете». Потому что само понятие «воздух» - это наше представление о «свете», суженное до Йуд. Это то, что мы можем оценить как ближайшую перспективу контакта со «светом». И, не понимая, что такое «свет», тем не менее, представляя в наших ощущениях как Нечто, мы её называем словом «воздух».

И «на ней», на точке. Человек взором смотрит на «точку». И воображение

строится на точке. В ней ничего нет, она чёрная. Всё представление о том, что кроется за этой «точкой», строится на образе. Построено не в ней, а «на ней».

На чём строятся наши представления о том, что записывается «точкой»? Они строятся на «точке». Они вытекают из неё.

«Вышел, и убрался, и спрятался». Это относится к «матей ве-ло матей».

«И осталась одна точка от него, чтобы быть достигающим постоянно путём спрятанным (бе-орах гнизу באורח גניזו) ту точку». «И осталась одна точка от него». От всего этого есть только Йуд. И «чтобы быть достигающим постоянно путём спрятанным». И «чтобы быть достигающим постоянно», но «достигающим… путём спрятанным». Как она может «достигать»? Путём усилий. Переход из левого в правое и всё Его управление – это «путь» скрытый. И сама структура записи – путь, совершенно скрытый от нас. Он управляет записями и порядком их раскрытия. Таким образом, который есть для нас наилучший, чтобы мы то касались, то не касались.

«Достигает и не достигает её свет путём точки начальной, которая вышла из него. И поэтому всё объединено – это с этим. Светит – это в этом». Соединяется наш Йуд со «светом», или не соединяется, касается она нас или не касается, зависит только от наших усилий. И это управляется «путём» скрытым. Всё только в наших ощущениях. На самом деле, всё является единой структурой. «Светит – это в этом».

И «бе-орах гнизу». И «путь», и «свет»: смотрите, какие близкие слова. И «орах» - «путь». Но «бе-орах», в благословении данный Им «свет», который для человека в каждый момент определяется чудом Его действий, Хет. И «гнизу». Это стадия Гимель, замысел Его управления, который осуществляется в двух линиях или «воздух». Система Его управления, помещённая в никева, наполненная Его мудростью, изначально заложенная в соединении с Ним. Это сокрытие – скрыто. То, что изначально есть в соединении с Ним, но нам недоступно. И раскрытие этого есть раскрытие Йуд. Скрытие - это система Его управления, помещённая в нуква. Тайный Йуд, мудростью Его, скрытой в точке Йуд, изначально помещённый Его импульсом, Его искрой, Заин в соединении с Ним.

И «путём» означает тем наполнением «светом», который задан Его Брахой и нами как Его действие непостижим. Выбор среди сияющих ветвей решиму – Его действие, Хет, данное Брахой. И всё это «свет».

«Достигающим постоянно путём спрятанным в ту точку». И «в ту точку» - то есть человек строит или не строит «на ней» наполнение. И всё это происходит «путём спрятанным».

«Достигает и не достигает её свет» - то есть соединяется или не соединяется с Его Мудростью в представлении души человека эта точка со светом Всесильного, как символ постижения непостижимого – Йуд. Это путь очень скрытый. В значительной мере он зависит от человека. И поэтому всё объединено, это с этим. Потому что «И создал свет». Все состояния парцуфим Наполнил светом. Но касается этого или не касается, зависит от самого человека. «Светит – это в этом». Это путь из Йуд в ор. Йуд – это материальное воплощение нематериальной субстанции. И поэтому это точка.

И «свет, который уже был и вот существует». Он «был» как свет, состояние, называемое нами буквой Алеф, которая стоит до Творения. И Творение начинается с Бет. И поэтому он «был» как замысел зивуга. Но он «существует» теперь, после того, как появился.