Зоар Брейшит 72

Зоар Брейшит 72

 

Почему при чтении «Шма» мы говорим: «Поистине, вечный Бог – владыка наш; оплот Яакова – защитник, спаситель наш…»? Потому, что Бог Израиля. Всё определяется только усилием. А для других Он не существует. Бог в сознании тех, кто делает усилие в правильном виде, соответствующем Его Имени.

Рассуждая о Всесильном, мы говорим не о субстанции, которую не можем постичь, не о сущности, которая для нас непостижима, не об Ацмуто. Мы не можем говорить о том, о чём у нас вообще нет никакого представления, понимания, имени, слова.

Мы говорим только о том, что вмещает наше сознание. Я уже не говорю о чувственном восприятии, а о сознании. О том, что наше сознание не вмещает, говорить мы не можем. Оно для нас не существует. Рассуждая о том, что содержится в нашем сознании, в шореш, мы должны понимать, что говорим об Игре. То есть о том, что в качестве представления о Его Имени Он даёт нам. Но, рассуждая о Всесильном в наполнении Его Имени, мы говорим о тех Его свойствах, которых мы можем достичь в их наполнении. А это возможно исключительно в духовном подъёме. Вне духовного подъёма мы вообще никакого из Его Имён постичь не можем. Отсюда идёт идолопоклонничество. А отсутствие духовных усилий и духовного подъёма означает не следование Яакову. Поэтому мы говорим: «вечный Бог – владыка наш; оплот Яакова».

 

В Торе (Брейшит, 42:7-12) сказано: «И увидел Йосеф своих братьев, и узнал их, и притворился перед ними чужим, и говорил с ними сурово, и сказал: «Откуда пришли вы?». И сказали они: «Из страны Кнаан, чтобы купить съестного». И узнал Йосеф братьев своих, а они не узнали его. И вспомнил Йосеф сны, которые снились ему о них, и сказал им: «Вы соглядатаи, высматривать пришли вы наготу этой страны!». И сказали они: «Нет, господин мой, рабы твои пришли купить съестного. Все мы сыновья одного человека; мы честные, не бывали рабы твои соглядатаями». Но он сказал им: «Нет, только высматривать наготу этой страны пришли вы!».

Нагота страны - слабость, незащищенность.

И «не открывай наготу отца своего, матери своей». Раби Шимон пишет о том, что не выполнять волю Всевышнего – это и есть открывать наготу. При этом госпожа удаляется от Господина. Нагота отца и матери связана с зивугом. Свет войти не может, отдаляется от келим. И это значит «не открывай наготу матери». Здесь очень множественный смысл. Аспекта зивугим я даже касаться не хочу. Но один из смыслов таков. Человек без постижения того, что отец и мать хотят передать ему, не может постигать их суть. Есть их левуш, их одежда, то, как они предстают перед ним, и то, что они хотят дать, передать ему. И искать самостоятельно, что взять у них, а что нет, он не может.

То, что на уровне наготы отца, это свет Хохма. Он не может войти в Малхут. В любом случае свет в келим заходит не в прямом виде, а в одежде. То есть в том, что кли воспринимает. Свет приходит в облачении. И невозможно ничего получить без облачения. У низшего нет возможности получения от высшего без облачения высшего в необходимую систему передачи наследия. Ребёнок выходит голым. Поэтому изначально

низший без облачения. Но он постепенно облачается в одежду.

 

В Торе (Брейшит, 37:17-22) сказано: «… И пошел Йосеф за братьями своими, и нашел их в Дотане. И увидели они его издали, и, прежде чем он приблизился к ним, замыслили они против него, чтобы убить его. И сказали друг другу: «Вот сновидец тот приходит. Теперь же пойдемте, убьем его, и бросим его в одну из ям, и скажем: лютый зверь съел его, и увидим, сбудутся ли сны его». Но услышал Реувен, и избавил его от рук их, и сказал: «Не лишим его жизни!». И сказал им Реувен: «Не проливайте крови! Бросьте его в эту яму, что в пустыне, но руки не налагайте на него», - дабы избавить его от их руки, чтобы возвратить его к отцу его».

В Торе (Брейшит, 42:18-24) сказано: «И сказал им Йосеф на третий день: «Вот что сделайте, чтобы жить: Всесильного я боюсь. Если вы честны, то один брат ваш пусть заключен будет в доме, где вы под стражей, а вы пойдите и отвезите хлеб голодающим семействам вашим. Меньшего же брата вашего приведите ко мне, тогда оправдаются слова ваши и не умрете». И сказали они друг другу: «Вот, наказаны мы за брата нашего, что видели его страдания, когда он умолял нас, а мы не послушали. За это и постигло нас это горе». Реувен же отвечал им, говоря: «Не так ли говорил я вам: не грешите против ребенка! Но вы не послушались, и вот кровь его и взыскивается!». И не знали они, что Йосеф понимает, так как был между ними переводчик. А он отвернулся от них и заплакал. Возвратившись же к ним, он говорил с ними, и взял из них Шимона, и связал его на глазах у них».  

Имя Реувен предназначено для того, чтобы раскрытием Его записей, Его наследием Рейш замыслом Всесильного выявить путь, уготовленный для Йосефа и для развития народа Израиля. Нет другого наследия Всесильного, кроме раскрытия Его записей. Всё, что мы получаем как Его наследие – это чувственные ощущения от раскрытия записей, уготовленных Им для нас. Для этого есть имя Реувен. Рейш, Алеф, Вав в наполнении, Вет и Нун софит. И в наполнении этих букв предназначение имени Реувен. То, что он должен сделать, он совершит для того, чтобы в наполнении произошло соединение неба и земли в Брахе, которая должна быть наполнена душой Израиля. И это его миссия по отношению к Йосефу.

В имени Шимон заложено всё то, что необходимо для исправления в трёх линиях Малхут, окружающего мира через душу человека. Поэтому Йосеф оставил около себя Шимона.

 

В Торе (Брейшит, 41:50-52) сказано: «И родились у Йосефа, перед наступлением голодного года, два сына, которых родила ему Аснат, дочь Поти-Фера, жреца города Он. И нарек Йосеф имя первенцу Менаше, ибо: «Всесильный дал мне забыть все мое мучение и весь дом отца моего». А другого назвал Эфраим, ибо: «Возвеличил меня Всесильный в стране бедствия моего».

Сыновья Йосефа: Менаше – правое, Эфраим – левое.

В именах Эфраим и Менаше написано, кто из них кто. Это две тенденции. Одна из них Менаше: от Шин, через Нун к Мэм. Мы говорим об имени, которое дано сверху, и как оно должно наполняться снизу. А второе имя Эфраим. Для того, чтобы оно наполнялось, должна быть наполнена Мэм софит. Сама по себе она не наполняема. Она может быть наполнена только усилиями. Йуд должно совместиться с Мэм для получения Рейш, должна быть исправлена, наполнена Фей и снова прийти к Малхут. Без помещения Йуд в Мэм софит в имени Эфраим не будет движения слева направо. Это состояние клипы. То, которое необходимо исправлять внутренним усилием изнутри Малхут. А имя Менаше есть запись средней линии для наполнения. Шин это не возможность реализации, а реализация средней линии. Менаше и Эфраим мы говорим для характеристики двух тенденций, двух процессов. Поэтому, не будучи родоначальниками колен,  они часто упоминаются. Этими именами создаётся запись, находящаяся в душах народа Исраэль. У каждого в душе есть либо Эфраим, либо Менаше.

 

72. «Йуд-hей-вав-hей, Эло-hейну, Йуд-hей-вав-hей» (из стиха «Слушай, Израиль»), - оттенки закрытые, которые не видны и связаны с «местом одним» единством одним свыше. Оттенки в радуге – снизу, [чтобы] соединить в них белое, красное и зелёное так, как (соединены) оттенки закрытые. И это – единство другое, тайна «И Имя Его – едино» (Захария, 14), «Благословенно Имя Славы Царства Его вовеки веков», - единство нижнее. Единство высшее (Дварим, 6): «Слушай, Израиль, Йуд-hей-вав-hей, Эло-hейну, Йуд-hей-вав-hей один». Это напротив этого, тут – шесть слов, и тут – шесть слов».

Мы говорим о соединении двух единств: сверху и снизу. Снизу всё соединено сначала в чёрном, а потом в оттенках видимых. Это то, что мы называем цветами. И всё сверху соединено в оттенках невидимых.

И здесь пишется, что «Йуд-hей-вав-hей, Адонай Эло-hейну,  Йуд-hей-вав-hей», Адонай, это «оттенки закрытые, которые не видны и связаны с «местом одним» единством одним свыше». «Эло-hейну», это то, как в душе человека, в постижимости им своего существования отражается единство наверху. Это то, как соединяется Эле, hей, ну.

Его ощущение жизни и структура его души. Это «Эло-hейну». «Йуд-hей-вав-hей», вся структура Его Игры. Это общее Имя, общая композиция Его Игры, которая состоит из Его замысла, высшего состояния души, низшего состояния души и того, как они связаны в самой структуре Игры и в её записях. Чтобы от Хей нижней дойти до Хей высшей, нужно пройти всю Игру. Но в тоже время в каждой точке Игры они существуют в единстве. И это единство, скрытое наверху. В душе человека оно отражается, как сущее единство. Общая структура Игры отражается в постижении человека как представление о Высшем, об Эле, об управляющей силе в виде единства этой структуры во всём. Это Адонай Эло-hейну Адонай. Потому что «Эло-hейну» это Бог наш. Эле, hей, ну: то, что есть высшее, отражающееся в нашем ощущении жизни через структуру нашей души. Но в этом отражении существует постижение Его общего Имени: как Игра структурирована в целом, и как она отражается в каждой конкретной её точке. Поэтому следующее слово Эхад.

«Йуд-hей-вав-hей» это общий принцип построения Игры в целом. От её начала до завершения. Поэтому это четвертое Имя Всесильного, которое мы разбирали. Первое было Шадай. И четвертое «Йуд-hей-вав-hей» как дающее общее представление о структуре Игры. Одновременно вся структура Игры отражена в каждой её точке. И поэтому Он Един. Есть только то, как структурирована вся Игра. И ничего иного нет. Он опять-таки это Игра. Это Его Имя, которое мы знаем как Игра. Имя «Йуд-hей-вав-hей» нами будет наполняться бесконечным множеством Имён наших постижений и радости, и любви к Нему, которую будем вмещать в общую структуру «Йуд-hей-вав-hей» и наполнять её. Эта бесконечность множества Имён, которые соединяются в одно Его Имя, есть Тора. И Тора тоже есть наполнение «Йуд-hей-вав-hей». Это уже наполнение «Йуд-hей-вав-hей» определенной сценарной структурой. Всё это в душе человека соединяется в «Эло-hейну»: Он наш Бог. Чей? Эле, hей, ну. Вся структура Игры помещена в каждой точке нашего сущностного понимания Игры. Поэтому каждая точка содержит все оттенки. Потенциал проявления всех Его оттенков, которые на самом деле скрыты и помещены изначально во всё, заключается в этом. «Йуд-hей-вав-hей», существующая в каждой точке, для нас в этой же точке будет раскрываться цветами, которые нас окружают. Несмотря на то, что для нас они раскрываются внизу, наверху они соединены в едином замысле, который реализуется внутри нас как структура Его Игры, как Его Имя «Йуд-hей-вав-hей». И в то же время, в каждой точке спирали, в каждой реализации решиму, во всём отражающееся как «Йуд-hей-вав-hей». И в нашем состоянии, и в состоянии парцуфа Адам. И это общая сборка всех цветов. И до того, как для нас проявились в нижнем мире, они являются закрытыми. Само словосочетание «Йуд-hей-вав-hей, Эло-hейну, Йуд-hей-вав-hей» отражает то, как изначально было замыслено раскрытие всего в каждой точке существования человека внутри Игры в его душе. Вся Игра – это «Йуд-hей-вав-hей», человек и внутри него «Йуд-hей-вав-hей», который раскрывается в каждый момент. И так как это было замыслено изначально, всё это является совокупностью оттенков сокрытых. Сокрытость всех оттенков, находившихся вверху, связана с тем, что вся Игра как голограмма. И внутри объема воды, который называется Игра, в каждой точке содержится спектр всех цветов, который может вспыхнуть той или иной гранью. Потому что каждый раз в преломлении души человека частной «Йуд-hей-вав-hей» содержится общий «Йуд-hей-вав-hей». У общей структуры «Йуд-hей-вав-hей» через Эло-hейну, наш Бог в каждой конкретной точке существует частное постижение этого Имени. А в зависимости от того, как это преломляется в частном случае в наполнении нами Его Имени, вспыхивают цвета вокруг нас. Цветами наполняется окружающий нас Адонай. Но всё это Эhад. Но здесь я комментирую не то, что Он Эhад. Я комментирую то, что «Йуд-hей-вав-hей, Эло-hейну, Йуд-hей-вав-hей», - оттенки закрытые, которые не видны и связаны с «местом одним» единством одним свыше». Потому что в этом весь замысел Игры.

Есть вся Игра в целом. В каждой точке есть все возможные оттенки. Часть из них (в каждой точке свои) реализуется, а другие не реализуются. Что это значит? В каждой точке есть все оттенки, потому что в них существует «Йуд-hей-вав-hей». «Йуд-hей-вав-hей» есть везде, и вся Игра есть «Йуд-hей-вав-hей». Во всём есть всё. В случае, если в каждый момент времени человек «Эло-hейну» наполняет тем наполнением, которое должно быть, все существующие цвета и радуга могут стоять постоянно. И тогда его постижения соединяются «Йуд-hей-вав-hей», которые относительно него реализуются в окружающем мире, соединяются с его постижением общей структуры Игры, которая есть «Йуд-hей-вав-hей». И всё это заложено изначально и скрыто.

«Оттенки в радуге – снизу, чтобы соединить в них белое, красное и зелёное так, как (соединены) оттенки закрытые. И это – единство другое, тайна «И Имя Его – едино». «Оттенки в радуге – снизу, чтобы соединить в них белое, красное и зелёное так, как (соединены) оттенки закрытые». «Оттенки в радуге – снизу». Его управление, радуга существует для того, чтобы мы могли из левого выделять левое. И двигаться вправо, так соединяя белое, красное и зелёное, как оттенки закрытые соединены изначально. Соединяя белое, красное и зелёное, Его Игру мы постигаем в цельности Его замысла и её завершения результатом, который Он для нас наметил. «И это - единство другое, тайна «И Имя Его – едино». Когда в каждой точке делаем усилия, соединяя белое, красное и зелёное, мы «Йуд-hей-вав-hей» соединяем в единое целое. Что значит соединяя? Соединяя в своей душе, понимая абсолютное единство всего. На самом деле, соединяя белое, красное и зелёное, из красного мы выделяем чёрное, соединяемся с зелёным и движемся к белому. При этом чёрное пропадает, красное становится зелёным, а зелёное направлено к белому. Плохих букв не бывает. Мы производим усилие. Благодаря этому изначально существующее чёрное для нас пропадает, стирается, уничтожается. Чёрное уходит из красного, и оно становится зелёным, давая нам возможность жизни. Из красного мы выделяем чёрное, и приходим к зелёному, к правой линии. Начинаем движение слева направо. Оно направлено снизу вверх. И таким образом, с точки зрения общего замысла красное, зелёное и белое слились воедино. И это есть единение, в котором, изначально соединенные замыслом сверху, в нашем чувственном постижении они были созданы в раздельности. И это наше понимание единства «Йуд-hей-вав-hей» во всех его реализациях, совмещённых с общим представлением о замысле Игры. Здесь всё так компактно собрано в тексте, что развернуть его довольно сложно.

Замысел того, что мы видим в цветности и в рельефе, изначально представляет собой абсолютное единство всего во всём. Мы говорим: там нет ни цветов, ни форм. Есть совершенно другие понятия, из которых происходят цвета, формы, рельефы и всё остальное. А в том, что мы имеем, это отражается следующим образом. Это создано как общая структура, идея Игры. И нами она осознаётся в наполнении «Йуд-hей-вав-hей» от нижнего состояния вод через наши усилия, Его записи к высшему состоянию вод и слиянию с Его замыслом. Это «Йуд-hей-вав-hей». Но это же «Йуд-hей-вав-hей» в каждой точке существования парцуфа может быть раскрыто в любой точке Игры. Ведь между первым «Йуд-hей-вав-hей» и вторым «Йуд-hей-вав-hей» есть «Эло-hейну». И если «Эло-hейну» является соединяющим, всё сливается в одно. И радуга соединяется в цветах белом, красном и зелёном. И тогда наше постижение ситуации совпадает с Его замыслом. И это означает «И Имя Его – едино».

Нет единства высшего и нижнего. Высшее единство – это единство замысла. Для нас оно разбито на дискретные картины этого мира. Но если в нашем конкретном наполнении Его имени Эло-hейну, наш Бог для связи с «Йуд-hей-вав-hей» интегральное эти дискретные картины воспринимаем как реализацию «Йуд-hей-вав-hей», мы сливаемся с единством Его замысла. Говоря проще, соединяя картины из нашей жизни с замыслом Его Игры, мы достигаем единства Его Имени. В отражении нашего понимания соединяя происходящее с нами с Его замыслом, мы приходим к единству Его Имени.

Единство высшего означает раскрытие высших записей Игры, которые пока ещё нам не раскрыты. Мы находимся на определённом уровне Игры. Как мы можем быть в единстве высшем? Но единство с этими записями достигается пониманием их существования и замысла всей Игры. Раз существуют записи следующего чувственного восприятия, они соответствуют уровню слияния Хей высшее - Йуд. Понимая это, человек уже находится в слиянии с ними. А если он этого не понимает?

Для того чтобы долететь или доехать куда-то, это место нужно найти на карте. Но, найдя его на карте, установив маршрут к нему, человек фактически туда приехал. Он мысленно уже оказался там. С этим местом он уже слился. Он уже предвкушает, как отдохнёт там: будет есть, спать. Ему осталось сделать усилие по доставке себя самого. А потом происходит путешествие.

Ничего другого нет. Всё это одно и то же. Как мы действуем, картинки наших перемещений, путешествий, страданий или чего-то ещё – это отражение одного и того же замысла Игры. Того, как она структурируется. Мы же переносимся туда не нуль транспортировкой, а в результате усилий. Едем или летим. Нас трясёт или что-то ещё происходит: дали плохое питание, в кресле неудобно спать. В путешествиях мы всё время претерпеваем какие-то не очень приятные метаморфозы. Почему мы говорим, что путешествие утомляет? Мы хотим переместиться из одного состояния в другое, и для этого нужно сделать усилие. Всё это отражение духовного пути исполнения Игры в ощущениях материального мира. В то же время нам хочется перемещаться. Мы любим путешествовать.

«Благословенно Имя Славы Царства Его вовеки веков», - единство нижнее». И об этом сегодня мы уже сказали много раз.

«Единство высшее: «Слушай, Израиль, Йуд-hей-вав-hей, Эло-hейну, Йуд-hей-вав-hей один». Адонай Эло-hейну, Адонай Эhaд.  Это высшее единство. Так, как оно записано, как условие Игры. Почему это «Единство высшее»? Потому что Игра так записана. Она так установлена: каждая точка Игры в простом абсолютном единстве с её структурой и замыслом.

Единство нижнее – нахождение, раскрытие и оправдание Всесильного во всём: «Благословенно Славное Имя царства Его во веки веков»! Мы постигаем Его снизу вверх, через Имя Славы Его царства. Его одежду, которую для нас представляет Его царство. Через постижение на всех уровнях Имени Славы царства Его, Его системы управления. А единство сверху – это изотропность Его замысла.

«Это напротив этого, тут - шесть слов, и тут - шесть слов». Именно потому, что абсолютное подобие всего во всём. И всё только через постигающую душу человека. Шесть слов здесь и шесть слов там. И кроме трансформации шести нет другого постижения, объекта и смысла Игры. Вся Игра заключается в том, чтобы понять, раскрыть и наполнить это. Всё очень просто. Наполнение благословением Имени Его Славы – это Шурук. И поэтому Барух. Мы в окружающем Хей благословлением наполняем Его Имя и получаем Рейш. И Его Имя отпечатывается в сердце, в структуре желаний.