Зоар Брейшит 75 (2)

Зоар Брейшит 75 (2)

 

В Торе (Брейшит, 48) сказано: «И было, после этих происшествий сказали Йосефу: «Вот, отец твой болен». И взял он двух сыновей с собой: Менаше и Эфраима. И сообщили Яакову, и сказали: «Вот сын твой, Йосеф, приходит к тебе». И собрался с силами Исраэль, и сел на постели. И сказал Яаков Йосефу: «Бог Всемогущий явился мне в Лузе, в стране Кнаан, и благословил меня. И сказал мне: Вот Я Распложу тебя, и Умножу тебя, и Сделаю тебя собранием народов, и Отдам эту страну потомству твоему после тебя во владение вечное. И теперь два сына твои, родившиеся у тебя в стране египетской до прихода моего к тебе в Египет, мои они. Эфраим и Менаше, подобно Реувену и Шимону, будут мои. А дети, которых ты родишь после них, будут твои: по имени братьев своих будут они называться в уделе своем. А я – при переходе моем из Падана умерла у меня Рахель в стране Кнаан, на дороге, не доходя немного до входа в Эфрат, и я похоронил ее там на дороге в Эфрат, он же Бейт-Лехем». И увидел Исраэль сыновей Йлсефа, и сказал: «Кто эти?». И сказал Йосеф отцу своему: «Это сыновья мои, которых дал мне Всесильный здесь». И сказал тот: «Возьми же их ко мне, и я благословлю их». А глаза Исраэля помутнели от старости, не мог он видеть. И подвел тот их к нему, и он поцеловал их, и обнял их. И сказал Исраэль Йосефу: «Увидеть лицо твое не думал я, и вот показал мне Всесильный даже потомство твое». И отвел их Йосеф от колен его, и поклонился до земли. И взял Йосеф их обоих, Эфраима справа от себя, слева от Исраэля, а Менаше слева от себя, справа от Исраэля, и подвел к нему. И простер Исраэль правую руку свою, и положил на голову Эфраима, хотя он младший, а левую – на голову Менаше; умышленно положил он так руки свои, хотя Менаше был первенцем. И благословил он Йосефа, и сказал: «Всесильный, пред которым ходили отцы мои, Авраhам и Ицхак, Всесильный, поддерживающий меня с тех пор, как я живу, и по сей день! Ангел, избавивший меня от всякого зла, да благословит этих отроков и да наречется на них имя мое и имя отцов моих, Авраhама и Ицхака, и да расплодятся они весьма на земле!». И увидел Йосеф, что отец его кладет свою правую руку на голову Эфраима, и показалось это ему неправильным, и приподнял он руку отца своего, дабы переложить ее с головы Эфраима на голову Менаше. И сказал Йосеф отцу своему: «Не так, отец мой! Ибо этот первенец, клади правую руку твою на его голову». Но не согласился отец его и сказал: «Знаю, сын мой, знаю! Он также станет народом, он также будет велик; но меньший брат его будет больше его, и потомство его будет многочисленнейшим из народов». И благословил он их в тот день, говоря: «Тобой да благословляет Израиль», говоря: «Да сделает тебя Всесильный подобным Эфраиму и Менаше». И поставил Эфраима впереди Менаше. И сказал Исраэль Йосефу: «Вот, я умираю. И будет с вами Всесильный, и возвратит вас в страну отцов ваших. Я же назначил тебе больше против братьев твоих, один участок, который я взял из рук Эморея мечом моим и луком моим».

Эфраим и Менаше – это имена, в которых заложены две линии исправления для народа Исраэль в Египте, и они должны привести к построению средней линии. И поэтому всё, что произойдёт с точки зрения того, чтобы вырабатывать эти две линии, будет уже последствием того, что сделал в Египте Йосеф. А с ними всё будет происходить в формате двух линий, которые выходят из Яакова через Йосефа. Всё исправление народа в двух линиях, заложенных Яаковом и данных им Йосефу, которые вылились в то, что души, данные Эфраиму и Менаше, определили две линии (Эфраим - правая, Менаше – левая), в усилиях между которыми должно произойти формирование народа Исраэль от других детей, которые будут у Йосефа в Египте. А в них реализовалось то, что должно было прийти к Йосефу от Яакова. Заложено две линии и возможность работы в них, то есть третья линия. В существовании двух линий заложена третья. И поэтому это дети Яакова. Это необходимость возникновения, заданность третьей линии.

«А глаза Исраэля помутнели от старости, не мог он видеть». Он уже принадлежал Всесильному. И глаз – это Хохма, оценка мира. Это восприятие мира в знании, и оно уже не было его функцией. Он исключительно в вере воспринимал мир, в том, что о нём знал сверху. Он сказал, что не верил я, что встречу тебя. Но Всесильный не только дал мне увидеть тебя лицом к лицу, но даже сыновей твоих показал. Почему Яаков говорит об Эфраиме и Минаше: «Мои они»? Потому что он с ними лицом к лицу. Они являются его продолжением, его реализацией в Йосефе того, что он должен заложить в народе Исраэль, для того чтобы он имел возможность выработать третью линию. И это Эфраим и Менаше. И поэтому они к нему лицом к лицу, они его. Не только сын, но и внуки его к нему лицом к лицу. То, что от Йосефа дало возможность жизни, то есть усилия в средней линии народа Исраэль, это Менаше слева, Эфрами справа. И поэтому он так положил на них руки. И он это сделал не в знании этого мира, который для него основным источником информации о мире уже не являлся. Главным для него стало следование слову Всесильного и постижение истинного смысла происходящего. Поэтому у него помутнел взор. Он определял, кто есть кто, не взором, не оценкой глазами. В знании он уже не мог оценивать мир. В том, каков он есть, как таковой. И поэтому он пророчествовал.

 

В Торе (Брейшит, 49:29-33; 50:1-13) сказано: «И повелел он им, и сказал им: «Я собираюсь к народу моему; похороните меня при отцах моих, в пещере, что на поле Эфрона-хетта, в пещере, что в поле Махпела пред Мамрэ, в стране Кнаан, ибо купил Авраhам это поле от Эфрона-хетта в собственность для погребения. Там похоронили Авраhама и Сару, жену его; там похоронили Ицхака и Ривку, жену его; там же похоронил я Лею. Приобретены поле это с пещерой, которая на нем, у сыновей хетта». И когда окончил Яаков завещать сыновьям своим, подобрал он ноги свои в постель, и скончался, и был приобщен к народу своему. И пал Йосеф на лицо отца своего, и плакал над ним, и целовал его. И приказал Йосеф рабам своим, врачам, бальзамировать отца его; и врачи бальзамировали Исраэля. И когда исполнилось ему сорок дней, ибо тогда исполняется срок бальзамирования, то оплакивали его египтяне семьдесят дней. А когда прошли дни оплакивания его, говорил Йосеф придворным фараона так: «Если обрел я милость в глазах ваших, то скажите фараону следующее: отец мой взял с меня клятву, сказав: вот я умираю; в усыпальнице моей, которую я приобрел себе в стране Кнаан, там похорони меня. А теперь я бы взошел, и похоронил бы отца моего, и возвратился бы». И сказал фараон: «Взойди и похорони отца твоего, как он заклял тебя». И взошел Йосеф хоронить отца своего, и взошли с ним все рабы фараона, старейшины дома его и все старейшины страны египетской, и весь дом Йосефа, и братья его с домом отца его; только детей своих и мелкий и крупный скот свой оставили в стране Гошен. И взошли с ним также колесницы и всадники, и был стан весьма многочисленный. И дойдя до Горен-Гаатада, что по ту сторону Иордана, совершили они там великое и весьма сильное оплакивание; и он совершил по отцу своему траур семидневный. И видели жители той страны, Кнаанеи, траур этот, в Горен-Гаатаде, и сказали: велик траур этот у египтян». Поэтому нарекли тому имя Авель-Мицраим, что за Иорданом. И сделали с ним сыновья его так, как он повелел им. И отнесли его сыновья его в страну Кнаан, и похоронили его в пещере поля Махпела, какое поле купил Авраhам в собственность для погребения у Эфрона-хетта, против Мамрэ».

Почему такое внимание уделяется бальзамированию тела Яакова? Смысл в том, что тело они должны были отправить в Махпела, и там предать его земле. И его тело должно быть туда перемещено из земли Египта. И поэтому необходимо бальзамирование. Душа Яакова рассталась с телом, он умер в земле Египта. Но быть в ней похороненным он не мог.

 

В Торе (Брейшит, 50:24-26) сказано: «И сказал Йосеф братьям своим: «Я умираю, А Всесильный непременно вспомнит о вас и выведет вас из этой страны в страну, о которой поклялся он Авраhаму, Ицхаку и Яакову». И взял Йосеф клятву с сынов Израиля, сказав: «Когда вспомнит Всесильный о вас, вынесите кости мои отсюда». И умер Йосеф ста десяти лет от роду. И набальзамировали его, и положили в саркофаг в Египте».

Йосеф не должен был быть помещён в землю Египта. Он мог быть похоронен либо в воде, либо в воздухе. Его кости тоже должны быть из Египта отправлены. В железном металлическом гробу его опустили в воды Нила. И потом Моше гроб вытащил. Йосеф должен находиться в земле, но физически это соединение происходит через воду или через воздух. Поэтому дальше в Торе о нём ничего не говорится.

Почему Яаков умер в Египте? Потому что он должен был всё передать Йосефу. Яаков и Йосеф, это Тиферет и Йесод, соединённое состояние. И после их соединения разрыва между ними возникнуть не может. И между ними нет разрыва до момента смерти Яакова. А его тело бальзамируется, чтобы сохранить его как тело. Иначе оно распадётся до места захоронения.

 

В Торе (Брейшит, 47:28-29) сказано: «И жил Яаков в стране египетской семнадцать лет; и было дней Яакова, лет жизни его, сто сорок семь лет. И приблизились дни Исраэля к смерти…».

Это не первое место в Торе, где Всесильный называет Яакова Исраэлем. Когда говорится, сколько лет Яаков прожил в Египте, сколько ему лет, говорится о функции Яакова, как человека. Когда к Яакову применяется имя Исраэль, говорится о его свойствах. И это не о том, как он назван по рождению, а каким он стал в результате тикуна для передачи своих свойств Израилю. И поэтому соответствующий текст, в котором упоминается Исраэль, обязательно связан с передачей его свойств дальше народу Исраэль или с его развитием в результате этого. «И приблизились дни Исраэля к смерти». После смерти Яакова все его свойства остаются в народе Исраэль. Так кто подошёл к смерти? Носитель, который передал свойства. Фактически, эта фраза может звучать так: «В жизни Израиля заканчивается этап номер один и начинается этап номер два». Этап номер один – это сам Яаков-Исраэль и его семья. И дальше начинается период тикуна народа Исраэль в земле Египта. Когда Яаков находится рядом с Йосефом, говорится о всё продолжающейся передаче через него свойств народу Исраэль. А после того, как говорится о функции, которую он передал – это уход Исраэля из жизни.

Когда говорится о Яакове, о его пути, трассе, описывается соответствующая структура Древа Жизни. А о передаче свойств народу – это Исраэль. В нём содержится комплекс свойств, которые должны сформировать кли Израиля. И весь процесс передачи этих свойств идёт под именем Израиль.

Работает двигатель ракеты. Допустим, отстрелена первая ступень. Происходящее мы называем по имени ракеты: говорим, у ракеты не двигатель отстрелен, а её первая ступень. Мы говорим, полёт нормальный, двигатель работает нормально. Мы называем двигатель именем устройства, которое работает. А потом когда говорим, отделяется первая ступень ракеты. Но двигатель-то находится в первой ступени ракеты. И мы называем: первая ступень ракеты, как интегрального устройства.

И то же самое с Израилем. Мы говорим: «Яаков пребывает там». Мы описываем процесс, который приводит к внутреннему движению народа Израиля. А потом, когда говорим о передаче свойств, мы говорим: «Израиль уходит». Но уходит Израиль, а движет его Яаков. Это достаточно точная аналогия. Мы говорим о силе, которая воздействует на народ, а потом о комплексе свойств, которые он передаёт. Он представляет собой: единое целое. Он уходит потому, что народу Израиля передал свои свойства, свойства Израиля. А поэтому я говорю о ветви дерева. Потому что она выбирается усилиями отдельных людей. Усилиями Израиля её назвать нельзя. Это усилия Яакова, который формирует Израиль. Он находится вместе с Йосефом. И каждый из них делает усилия. Яаков живёт в одном месте с Йосефом. И их усилия определяют трассу парцуфа каждого дня. Но в момент передачи свойств, после того, как он уходит, говорится об Исраэле. В первом случае имеются в виду усилия парцуфа души, а во втором - парцуфа души и народа Исраэль.

В Торе (Брейшит, 49:1-2) сказано: «И призвал Яаков сыновей своих, и сказал: «Соберитесь, и я сообщу вам, что случится с вами в грядущие времена. Сойдитесь и послушайте, сыны Яакова, послушайте Исраэля, отца вашего».

Отчего при восприятии пророчества Яакова его сыновьям возникает тяжёлое ощущение? Оно возникает оттого, что говорится об их свойствах, которые будут обеспечивать тикун. Этими свойствами каждый из них народ Израиля будет подстёгивать. И прежде, чем все двенадцать свойств сольются в одно, во второго Моше, каждое из них будет наполнено любовью к Всесильному. Но, для того чтобы они реализовались, каждое из этих свойств разворачивается внутри линии и последующих гильгулим всех, кто наследует свойства каждого из сыновей. О каком бы свойстве мы ни говорили, так или иначе, оно реализуется, как отдельное, как двенадцать особенностей, двенадцать рельефностей, которые будут воздействовать на самого человека и на окружающий его народ, исправляя и того, и другого. И, до тех пор, пока именно это конкретное свойство в этом конкретном рельефе не будет наполнено любовью к Всесильному, они в единообразии не сольются. И говорится: «А у тебя такое свойство доминирующее», так как они заранее заложены в исправляющей форме. В Торе (Брейшит, 49:17) говорится: «Будет Дан змеем на дороге, аспидом на пути, который язвит ногу коня, и падает всадник его навзничь». Это свойство суда. И до тех пор, пока судья и судимый не сливаются в общем постижении абсолютной любви и радости к происходящему, оно очень неприятно. Все эти свойства даны, как необходимые выпуклости или рельефы (каждый из них показан отдельно) будущего тикуна. И в конце исправления народа Исраэль они должны слиться в единую сущность. Поэтому от прочтения заданной программы начала исправления возникает тяжесть.

Это то же самое, что гонщики читают о дороге, которую предстоит пройти. Такой-то этап гонки. Дорога такая-то, на ней такие-то лужи. Потом правый поворот такой-то крутизны, где разбилось много народу. На таком-то отрезке разбитая колея лесной дороги и т. д. Оттого, что предстоит пройти, возникает некоторое чувство тяжести. Но, в конце концов, всё равно на финише будет шампанское и девушки. То же и здесь. Двенадцать сыновей, относительно остальных у каждого определённость, рельефность свойств, которые во влиянии на народ Исраэль и на другие народы через него и обратного влияния на самого носителя и носителей этих свойств должны быть подвергнуты тикуну.

 

В Торе (Брейшит, 45:17-22; 49:27) сказано: «И сказал фараон Йосефу: «Скажи братьям твоим: вот что сделайте: навьючьте скот ваш и ступайте, придите в страну Кнаан, и возьмите отца вашего и семейства ваши, и придите ко мне, и я дам вам все лучшее, что есть в стране египетской, и ешьте все лучшее, что есть в стране этой. Тебе же повелеваю: вот что сделайте: возьмите себе из страны египетской колесницы для детей ваших и для жен ваших, и привезите отца вашего, и придите. И не жалейте вещей ваших, ибо лучшее всей страны египетской – для вас». И сделали так сыны Израиля. И дал им Йосеф колесницы, по приказанию фараона, и дал им припасы на дорогу. Всем им дал он по смене одежды, а Биньямину дал он триста серебреников и пять смен одежды… Биньямин – волк хищный: утром будет есть добычу, а вечером делить добычу».

Это тоже то, как работает Йесод. Он получает и передаёт. И пять одежд, которые Йосеф даёт Биньямину – это свидетельство их неразрывности. То высшее, что аккумулировали свойства всех пяти бхинот, которые будут переданы в Малхут, как в чёрную точку, находится в Йесоде. Йосеф даёт пять одежд Биньямину пять одежд, потому что Биньямин является его частью. Йесод не смещён ни вправо, ни влево. Он находится в средней линии. И в нём тоже отражены свойства, передающиеся в Малхут через Йесод. Поэтому Йосеф даёт Биньямину пять одежд.

Шауль из колена Биньямина, его прямое продолжение, «волк хищный». Он тоже должен принимать и передавать.

 

В Торе (Брейшит, 44:1-2) сказано: «И подошел к нему Иhуда, и сказал: «Позволь, господин мой, сказать рабу твоему слово господину моему, и да не возгорится гнев твой на раба твоего; ведь ты то же, что фараон».

Это Иhуда говорит Йосефу: «ты то же, что фараон». Ты тот, кто с ним сливается. Он сливается, чтобы в него войти. Одна сущность внедряется в другую, но не сливается с ней, а питается её средой и потом выходит. Но формат сущности, параметры народа Исраэль, который входит в черноту, определяются Менаше и Эфраимом. И почему Яаков сказал Йосефу о них «мои они»? Так как заданность этого формата предопределяется свойствами Исраэль, которые должны возникнуть между ними, то они относятся к Яакову, к свойству Исраэль. Потому что Исраэль начинается с Йуд, Шин. И Шин – это три линии. И две из них Эфраим и Менаше, а третья должна быть сформирована. Поэтому говорит Яаков: «мои они». Это относится к сути Исраэля. К формату того, что должно произойти.

 

И «утром будет есть добычу, а вечером делить добычу». Биньямин принимает и передаёт. Он связующее звено между высшим и низшим. Утром, когда есть свет, он его принимает, когда ночь, он передаёт свет дальше. Поэтому у него пять одежд: в нём свойства проводника. В нём скомпрессовано всё, что есть сверху, все свойства пяти бхинот. И они передаются им дальше. Он – часть Йосефа. И «волк хищный» не означает, что он поедает, рвёт красное мясо, так же, как и лев – символ народа. Передняя часть льва большая, задняя маленькая, и лев поедает пищу. Добыча - это духовная пища. То, что добывает утром, он вечером отдаёт. И в приёме он испытывает постоянный голод. Он направлен к духовному. И поэтому он хищный. Он хищник не с точки зрения жажды крови. Иначе бы вначале его имени не было бы буквы Бет. Это его тикун. В нём нет ничего тяжёлого. Он должен реализовать то, что в нём заложено. Но Шауль из колена Биньямина свойства приёма и передачи не реализовал. Это свойства царей. Их обязанность принимать сверху и передавать вниз.

 

75. «Позеленеет земля зеленью травы и т.д.» (Брейшит, 1), сейчас вышла сила тех вод, которые собрались в место одно, и тянутся внутрь их в спрятанном и закрытом, и выходят изнутри их спрятанные высшие и силы святые, которых все те сыны веры (бней мhеймнута בני מהימנותא) исправляют их исправлением (бе-тикуна בתקונא) веры в той службе Господину их».

 

В комментарии к предыдущему пункту я говорил о том, что «Святой, Святой, Святой» - это гуф, байт и олам, три постижения формирования самоощущения, наполнения «всё есть Всесильный Святой» и я сам, самоощущение себя и байт, и эйхал. И «это, - «соберутся воды»… «к месту одному в тайне Имени этого» Адонай Цва-от. Всё есть Он и Его воздействие на человека. И это «соберутся воды»«в место одно». Всё чувственное постижение окружающего мира собирается в одно Его Имя.

И это «тайна формирования Имени единства». «Имя единства» выходит из букв Его Имени. И характеризует собой имя воспринимающего сосуда. Характеристика чувственного восприятия – это Каф. Всё, чем собственными усилиями в движении слева направо мы можем наполнить самих себя в соединении с замыслом Его, данном нам в единстве этих состояний. Это наше ощущение этого мира. Йуд-hей-Вав-hей – это то, как всё это построено, а потом как мы это воспринимаем. То, как мы это воспринимаем, формируется из букв того, как это построено, следующих за ними, воспринимающих это строение. Йуд-hей-Вав-hей – это описание структуры всего мироздания, как мы воспринимаем его в целом. Оно устанавливается на основании того, как мы наполняем самих себя в соединении с совокупностью всех Его записей, которые в системе Его записей сделаны сразу. И это Каф-Вав-Заин. Как мы наполняем себя серебром усилиями слева направо в соединении с созданным массивом воды, со всеми Его записями, двигаясь по ним. Изначально они созданы в единстве, Вав. И этим определяется наше восприятие структуры Игры. Но, Эло-hейну – это связь Эле, hей, восприятия и нас самих структуры нашей души. Мы воспринимаем Эло-hейну, как Бет-Мэм-Вав-Каф-Самех-Заин. Как то, что мы можем постичь Его Брахой, находясь в структуре этого мира в связи с собственными усилиями, сокрытием и совокупностью всего созданного Им. Так мы можем понять, что такое Эло-hейну. Связать Его Имя, Эле, высшее управление, с нами самими. И, постигая смысл Его Игры, мы это переносим на взаимодействие самих себя с окружающим миром, опять-таки Йуд-hей-Вав-hей, как я в этом мире, так и вся структура Игры, Йуд-hей-Вав-hей. И второе Йуд-hей-Вав-hей – это ещё раз Каф-Вав-Заин-Вав. То есть, моя душа, как отражённое состояние всей структуры мироздания.

Почему Йуд-hей-Вав-hей два раза? Потому что Йуд-hей-Вав-hей – это то, как мы воспринимаем структуру Игры в целом. Замысел её создания. Само построение всей воды: высшие воды, их связь с низшими водами и т.д. И каждая точка этой Игры тоже Йуд-hей-Вав-hей. Она подобна тому же. Её точка подобна всей Игре в целом. И триста серебряников, которые дал Йосеф Биньямину, это отражение того, что есть «Святой, Святой, Святой». Это всё, что он должен получить, чтобы стать таким. 

В Торе (Брейшит, 48:8) сказано: «И увидел Исраэль сыновей Йосефа, и сказал: «Кто эти?». «Ми Эле?». Всё соединяется.

«Позеленеет земля зеленью травы». Земля зеленеет травой, на ней появляется жизнь. Что такое жизнь? Жизнь – любовь.

И «сейчас вышла сила тех вод, которые собрались в место одно». Это выходит «сила тех вод, которые собрались в место одно». А эта сила всегда только одна. Это то же самое слово. Единственная сила, которой создано Творение – это любовь. И когда на земле зеленеет трава, это одновременно в каждом движении, которое мы наблюдаем в окружающем мире, проявление единства всего. Когда бесплодная земля покрывается зеленью, в низшей бхине – это трава, которая на земле. А в высшей бхине – это любовь, которая, когда в человеке: пробуждается нахождение, оправдание Всесильного, выходит, как третья линия. Это выход той силы, «тех вод, которые собрались в место одно».

И «тянутся внутрь их в спрятанном и закрытом». В нас «спрятанное и закрытое» – это только те свойства, которые в нашем собственном состоянии не раскрываются. Все воды, «которые собрались в место одно». И их нахождение «в месте одном», и спрятанная в них сила входят, тянутся в состояние, которое есть «спрятанное и закрытое», для начала роста изначальное. Предыдущий абзац более головоломный, чем этот. На самом деле, здесь нет ничего такого сверхтайного. Когда «Позеленеет земля зеленью травы», проявляется всё то, в чём содержится «сила тех вод, которые собрались в место одно». Когда произносим: «соберутся воды»… к месту одному», мы говорим, что всё есть Всесильный, «Святой, Святой, Святой». Это состояние не раскрыто, оно запрятано глубоко внутри нас. Оно должно быть раскрыто. Это «спрятанность и закрытость», которая находится внутри нас. В блеске осознания общей структуры, как Йуд-hей-Вав-hей и в системе управления, которая позволяет соединить общий Йуд-hей-Вав-hей с точечной Йуд-hей-Вав-hей в душе человека, в каждой точке она должна быть раскрыта, как Йуд-hей-Вав-hей. И это Эло-hейну. В душе человека всё это спрятано глубоко внутри. И раскрывается подобно тому, как на поверхности земли проступает зелень.

И «выходят изнутри их спрятанные высшие и силы святые, которых все те сыны веры исправляют их исправлением веры в той службе Господину их». И «выходят изнутри их спрятанные высшие и силы святые». Мы развиваемся, и начинаем постигать спрятанность любви, которая находится внутри нас. Осознание и постижение этого выходит из нас. И все силы, которые на нас воздействуют, для нас становятся святыми. Этот мир как неприятный и злобный ощущать мы перестаём. Мы начинаем его воспринимать как Игру, в которой «все те сыны веры исправляют их исправлением». Что они «исправляют… исправлением»? «Спрятанных высших и сил святых». И «исправляем» означает проявляем. У этих слов один и тот же корень. Мы их проявляем нашим «исправлением веры в той службе Господину их». И вера, «мhеймнута»: Малхут, Игра, которая в чувственном восприятии дана нам как hей, в создании этого мира должна быть раскрыта, как замысел Всесильного, связанный со структурой нашей души и в соединении с нашими усилиями по достижению цели Его замысла.