Зоар Брейшит 64-65

 

Яаков остался один, и человек боролся с ним. Он, это тот, кто боролся с ангелом. И боролся с ним, и не мог его одолеть, и тронул сустав бедра его. Яаков – человек. Но после того, как победил, он Исраэль и Йешурун. С ним боролся человек. И этот человек сказал: «Я – ангел». И этот человек победил только после того, как у Яакова стала хромать правая нога. Иначе дальше бы не было развития народа Исраэль. Потому что обязательно должна была быть включена запись, которая затем должна быть исправлена. И именно поэтому человек боролся с записью, которая есть Яаков.

Нет ничего, кроме того, что раскрывается как воздействие на нас сверху. Есть только та система записей, которая в оценке наших усилий раскрывается в том или ином  направлении. Яаков боролся с человеком. То есть производил усилия в борьбе. В борьбе – не значит в противодействии. Это взаимодействие. Борьба – в слиянии, в зивуге. В результате собственных усилий достиг уровня слияния с замыслом того, что должен был представлять парцуф его души. Он сливался с той системой записей, которая называется «человек», и которая содержит в себе всё то, что есть Исраэль. Должно быть корнем Исраэль. Это любовная борьба с человеком. С ним боролся человек. Он сливался с тем, что есть иш: с тем, что замыслом Всесильного дано, как развитие в трёх линиях. И этот замысел иш победил, тронув его бедро. Для того чтобы этот замысел победил, нужно было, чтобы Яаков ходил на двух ногах. Но, при этом, так как у него правая линия сильно доминировала над левой, чтобы была постоянная потенция усилий и развития, и реализовалась Шин, должно быть левое в левом и левое в правом. Когда в результате собственных усилий в нём победил иш, всё то, что должно привести к наполнению Шин в замысле Всесильного, иш стал основой структуры его души, в слиянии с замыслом Всесильного Яаков реализовался как Исраэль. И это с борьбой совсем не связано.

Он боролся до первых лучей солнца. Когда всходит солнце, это уже победа. Он остался один, и боролся в темноте. Само слияние начинается вечером, а утром заканчивается. Утро – это свет, результат слияния. Описывается именно то, что происходит с человеком. То, что происходило с Яаковом. Все ушли за реку, а он остался один. Он на одном берегу реки, а все остальные – на другом. И потом, уже он ко всем присоединяется в новых свойствах, и с новым именем.

И боролся, вайевек: Йуд, Алеф, Вет, Куф. Соединение Йуд и Алеф с Куф не наполненой Брахой. Наполнение, взаимодействие в слиянии. И входило в него. Он сливался, приобретал свойства. Вайевек иш. Он слился со структурой иш. Она есть то, что необходимо, чтобы из иш, из того, что входит, непостижимой мудростью Творца созданного замыслом Игры Его Брахой, которая должна быть наполнена самим человеком, сочетается с его душой, вышел Исраэль. Борьба, потому что Вет не наполнена. Если бы было не Вет, а Бет, борьбы бы не было. Было бы просто слияние. А так как Вет не наполнено, для того, чтобы слиться с Алеф и Йуд, Куф должна его наполнить встречным усилием. И это борьба. Она между Яаков и иш. И побеждает иш, потому что это Алеф, Шин. И этим в душе Яакова пронизан весь парцуф. И для того чтобы передать народу Исраэль эти свойства, чтобы соединиться со всеми, Яаков должен хромать на правую ногу. А для этого в его душе нерушимая правая линия должна быть нарушена, и в правом должно быть левое. Он один. И для того, чтобы из одного он стал всеми, он должен хромать на правую ногу.

Моше один не был. Вместе с ним был Аhарон и Йеhошуа, и все остальные.

 

В Торе (Брейшит, 32:4-9; 12-22) сказано: «И отправил Яаков перед собой вестников к Эйсаву, брату своему, в страну Сеир, в поле Эдом. И приказал им, говоря: «Так скажите господину моему, Эйсаву: так сказал раб твой Яаков: у Лавана жил я и задержался доныне. И достались мне волы, и ослы, овцы, и рабы, и рабыни, и вот посылаю я сообщить господину моему, чтобы найти милость в глазах твоих». И возвратились вестники к Яакову, говоря: «Пришли мы к брату твоему, к Эйсаву, но он также идет тебе навстречу, а с ним четыреста человек». И испугался Яаков очень, и ему тесно стало; и разделил он народ, который с ним, и мелкий и крупный скот, и верблюдов на два стана. И сказал: «Если нападет Эйсав на один стан и разобьет его, то стан другой спасется». «… О, избавь меня от руки брата моего, от руки Эйсава! Ибо я боюсь его: как бы не нагрянул он и не поразил у меня мать с детьми. Ты же сказал: Буду делать тебе добро, и сделаю потомство твое, как песок морской, которого сосчитать нельзя от множества». И, переночевав там в ту ночь, взял он из того, что было у него под рукой, в подарок Эйсаву, брату своему: коз двести, козлов двадцать, овец двести и баранов двадцать. Верблюдиц дойных с их верблюжатами тридцать, коров сорок и быков десять, ослиц двадцать и ослят десять. И отдал рабам своим, каждое стадо особо, и сказал рабам своим: «Пойдите впереди меня и оставляйте расстояние между одним стадом и другим». И приказал первому так: «Когда встретит тебя Эйсав, брат мой, и спросит тебя, говоря: чей ты? и куда идешь? и для кого эти, что перед тобою? То скажешь: раба твоего, Яакова; это дар, посланный господину моему Эйсаву, и вот, он сам за нами», и приказал также и второму, и третьему, и всем шедшим за стадами, говоря: «Такой речью говорите с Эйсавом, когда встретите его. И скажите: Вот также раб твой Яаков за нами», ибо подумал он: «Уйму гнев его подарком, идущим передо мной, а потом увижу лицо его: «Может быть, он примет меня». И отправился дар впереди его…».

Как потом евреи всегда соединялись с левой линией, Яаков должен был соединиться с Эйсавом. И вестники есть воздействие на Яакова, в результате которого он принимает решение соединиться с Эйсавом. Послать к Эйсаву вестников, ангелов (как они названы в мидрашах) означает, что Эйсав должен получить состояние, необходимое для соединения с Яаковом, а Яаков – чтобы соединиться с ним. И так как всё делается для Яакова, он посылает  Эйсаву для соединения с собой соответствующее состояние. Но делает это не Яаков, а силы, которые действуют в его интересах. Вестники или ангелы соединяют Яакова и Эйсава. Яаков – Шин. Он разделяет народ на два стана, на левое и правое. И делает это для того, чтобы после встречи с Эйсавом присоединиться к той части народа, которая не пострадает, останется невредимой. И Яаков всегда остаётся с той частью народа, которая нуждается в исправлении. В результате соединения с левым произойдёт либо разделение, либо соединение с последующим разделением. Яаков должен соединиться с Эйсавом для того, чтобы побудить его к дальнейшему разделению.

Яаков предвидит два варианта развития событий. Соединение в знании, когда у Эйсава большое войско, и его намерения агрессивны. И соединение в вере, когда Яаков соединяется с Эйсавом, движимый Брахой Всесильного. Соединение в знании чревато поражением правого в духовном и физическом плане. И тогда Яаков должен соединиться с одним и вторым остатками своего стана. В случае его соединения с Эйсавом в вере, в Брахе Всесильного, произойдёт то, о чём Яакову говорит Всесильный: «Не бойся, убит ты не будешь. Записи от тебя перейдут к Эйсаву. И, возможно, через длительное время, приведут в нём к разделению». Если их соединение произойдёт в вере, обе части народа, которые пришли с Яаковом, соединятся вместе.

Яаков и его народ есть единое целое. Если Яаков с Эйсавом соединяется в знании и терпит поражение, тогда часть его народа, несущая в себе записи жизни в знании, которые должны быть стёрты, гибнет. Действия Яакова из знания приводят его к поражению. Его действия из веры приводят Яакова к соединению с Эйсавом. В первом случае часть стана, отражающая действия в знании, будет уничтожена. И Яаков останется с той частью, в которой есть потенция соединения в вере. Если он соединяется в вере, его свойства распространяются на его народ. Хотя Всесильным ему сказано, что всё будет прекрасно, он заранее боится поражения. И поэтому делает движения, которые от него не требуются. Но, на самом деле, он разделяет свойства, которые есть в нём самом, на веру и на знания. На то, что есть знание и знание, и знание и вера. Для того чтобы потом вылущить из второго первое.

Целью Яакова битва с Эйсавом не является. Яаков должен сделать так, чтобы Эйсав его принял. Смысл соединения Яакова с Эйсавом – создать в Эйсаве потенцию исправления левой линии в среднюю. И затем Яаков, заронив в Эйсаве зерно, поделившись записями, которые, возможно, через длительное время, приведут к разделению в нём, должен от него выйти. Страх относится к свойству знания. Любое недовольство – от неверия. Путём разделения своего народа Яаков всё, что идёт от неверия, отделяет оттого, что относится к вере. Что означает «если я буду разбит»? Это означает, что произойдёт то, что Всесильным не сказано. Если я соединюсь с ним в знании, тогда возможно поражение. И то, что осталось в знании, я должен буду соединить с тем, что осталось в вере. Либо я соединюсь в вере, и эти свойства распространятся на всё.

В мидрашах сказано, что Яаков был готов к трём вариантам развития событий: к дароприношению, к войне и к молитве. Ему было Сказано прийти к Эйсаву, а не драться с ним. И битва, это знание, левая линия. Яаков был готов выступить в знании, в левой линии, в вере, принося дары, это средняя линия, и к молитве, это правая линия. Он разделил народ, исходя из левой линии. Но правая линия победила. Он помолился, соединился с Всесильным, и пошёл.

 

Почему Эйсав шёл первым, а Яаков за ним? Почему Яаков не шёл впереди Эйсава? Всё начинается с отделения левого от левого. Левое всегда идёт впереди. Почему при рождении первым появился Эйсав? Сначала появляется левое, осознание собственных свойств. Сначала Яаков идёт вместе с ним. Потом отделяется. Поэтому Яаков пошёл за Эйсавом. Если впереди всё время идёт средний, какая тогда может быть Игра? В это время закладывались основы всей Игры. И дальше так будет всегда. Игра должна идти по постоянным правилам. Всё должно начинаться с левого. А потом внутри происходит размежевание на левое и правое. Выход правого, отбрасывание левого. Снова созревание. И это среднее, постоянный рост вверх. Яаков должен идти за Эйсавом, и не может быть никак иначе. Хотя нам хотелось бы, чтобы Эйсав всё время следовал за ним.

Завершающая стадия – это Машиах. Так как это окончательное движение вверх, вокруг него всё время происходит отделение левого от левого.

Игра весёлая, потому что человек, как Яаков, знает заранее, что всё хорошо. Всесильный говорит Яакову: «Иди к Эйсаву, всё будет прекрасно». Вопрос только в вере.

 

Помните, мы читали про двух змеев, «афа» и «нахаш»? И «афа» – левое в левом, «нахаш» – левое в правом.

 

64. «В час, когда пробудился спор в силе левого, умножился и усилился туман пламени (hурпила де-тифса הורפילה דתיפסא), и вышли оттуда духи (тсирин טסירין), и усохли сразу, без влажности вообще, и были (духи) мужским и женским, и от них отделились вредители злые (зайнин бишин זיינין בישין) по видам их. И тут – сила духа нечистоты (руах месава רוח מסאבא) во всех тех сильных духах, и они – тайна Орлы  («орла» [ערלה] - кожа, удаляемая при обрезании). Эти (духи) усилились с помощью вредителей сильных, один – «афа», и один – «нахаш» («афа» [אפעה] и «нахаш» [נחש] – змеи), и оба – одно. «Афа» порождает [раз] в семьдесят лет (нахаш – раз в семь лет), в соединении одном (когда афа и нахаш соединяются) возвращается всё к семи годам «нахаша».

 

И «оба – одно» - суть проявления левого. Одно, «афа»: Алеф, Фей, Аин, Хей – это то, что замыслом Всесильного помещено, как система исправления, клипой отделённая от Его замысла. А второе, «нахаш»: Нун, Хет, Шин. Потенция нашего исправления – это есть потенциально правое. Потенция правого, помещённая в нашу душу, в левое. И «афа» – это проявления левого: ощущение внешнего воздействия, как боль и страдание. А «нахаш» – это левое в правом, ощущение внутренних состояний. Первое – это левое в левом, которое мы воспринимаем, как существующий вокруг нас мир. Поскольку относительно нас самих он неисправлен, касательно нас он находится в абсолютно левом состоянии. И «афа» - это левое в левом. А «нахаш» - это левое в правом. Когда мы начинаем исправляться, мы сначала делаем усилие внутри себя, а это приводит к изменению ситуации вокруг нас.

Перед отделением левого от левого сгущается «туман пламени», «hурпила де-тифса». Сгущается ситуация, предваряющая усилия человека по подъёму, по возжиганию пламени внутри себя. Всегда перед тем, как отделяется левое от левого, человека как бы сдавливает. И как это отделение левого от левого происходит? В этот момент пробуждаются два змея. Змей, который является левым в левом. И это то левое, которое, судя по буквам, существует в окружающем нас мире, находящемся левее, чем мы сами. Оно проявление неисправленности в нас самих, которое суть этот мир, то, что и есть неисправленность. В шкале кто правее: я или мир, почти всегда мир находится левее, чем ты. За исключением редких случаев, например: всё хорошо, и то солнце очень жаркое. Но мир всё время левее, чем ты. Ты всегда лучше, чем окружающее. Поэтому проявляются два змея. Змей «афа»: замыслом Всесильного, Алеф, Пей, введённое ощущение системы исправления, Аин, и ощущение твоего пребывания в жизненном процессе, Хей. И это змей, который проявляется, как транслируемые на тебя страдания, приносимые тебе из мира. Из-за чего из ощущения сжатия возникает «туман»? Из-за того, что у тебя всё плохо. Плохо из мира и плохо изнутри. Так вот, когда плохо из мира – это «афа», а когда к этому прикладывается ещё и внутренний конфликт, – это «нахаш». Но поскольку ты абсолютно правее, чем мир, который тебя окружает, второй змей, «нахаш», левое в правом. Ты есть душа, отражением которой, собственно говоря, является мир.

«Афа» порождает раз в семьдесят лет, в соединении одном возвращается всё к семи годам «нахаша».  И «возвращается всё к семи годам «нахаша», потому что всё возвращается к структуре души, а проявляется в исправлении всех семидесяти сфирот, которые в окружающем тебя мире дробятся на все существующие в нём явления.

 

65. «Тут она – тайна Геhинома, который назван семью именами. Стремление злое (йецер hа-ра יצר הרע) семью именами называется, и в нескольких уровнях распространяется нечистота отсюда в мир, и всё – из тайны левого, блага и зла (тав у-бишטב וביש ), и это – заселение  (йишува ישובא) мира. Тут – Имя сформированное (букв. «выдолбленное») – из восемнадцати букв, назначенное над дождями благоволения (гишмей рацон גשמי רצון), пожертвования и благословения и заселением мира».

 

«Тут она – тайна Геhинома, который назван семью именами. Стремление злое (йецер hа-ра יצר הרע)». Все слова прекрасные. «Стремление», «йецер». В этом имени нет ничего злого. И «злое», «hа-ра». В нём тоже нет ничего плохого, просто оно находится в не наполненном виде. «Стремление», «йецер»: Йуд, Цади, Рейш. Это стремление к совершенствованию. Заложенные в нас стремления к исправлению для получения наследия Всесильного. И «злое», «hа-ра»: Хей, Рейш, Аин. Это то, что мы постигаем, как окружающее, данное нам в созданной Им системе записей, которая нами ощущается, как система исправления. Это «злое» до тех пор, пока мы его не раскроем и не наполним.

И «семью именами называется». Потому что это злое стремление присутствует во всём парцуфе. Это ощущение себя мы видим во всех семи сфирот. То есть, мы ощущаем себя, как «я» без ущерба. Как ни странно, себя мы ощущаем целостными. У нас нет ощущения того, что какая-то часть нас, меня живёт другой жизнью. У нас нет ощущения раздвоения: часть из нас порхает в облаках, а часть мучается на земле. Мы все целиком испытываем мучения на земле. Поэтому «Стремление злое семью именами называются». То есть во всей целостности парцуфа, во всех семи уровнях ощущения нами самих себя, оно всегда ощущается целиком в семи уровнях.

И «в нескольких уровнях распространяется нечистота отсюда в мир, и всё – из тайны левого, блага и зла (тав у-бишטב וביש )». И «благо», «тав». Даётся сверху Брахой, которую мы должны осознать и наполнить. «И зло», «у-биш». И «зло», «биш» замечательное слово. Вообще не надо наполнять, оно приходит в наполненном состоянии.

Почему тогда зло? Потому что зло – это абсолютное добро. Оно мгновенно трансформируется. Всё есть благо. Понимать ничего не надо. Но для того чтобы это понять, надо делать усилие. А «биш» – это конкретное воздействие на человека, в котором вообще нет ничего плохого, кроме того, что есть благо.

Иначе говоря, если ты знаешь устройство лука, тебе не надо понимать, почему летит стрела. Сама по себе стрела представления о возможности полёта не даёт. Нужно представить себе устройство, которое может ей придать необходимую кинетическую энергию. Точно также и «биш». Если мы не наполняем слово «тав», само по себе «биш» смысла не имеет. «Биш» – это стрела. И зачем нужно «биш» мы не понимаем до тех пор, пока не натягиваем «тав». Сама по себе «биш» - прелесть. Но если вы «тав», Вет наполните. Насколько чудесный язык!

И «это – заселение мира». Формирование того вида картинок, которые мы видим, как окружающий мир, «заселение» его образами: кошками, белками, собаками, огрызками яблок, сигаретами, людьми и т.д., основано на этом. Всё это «заселение мира» основано на принципе исправляющего воздействия и постоянного отбрасывания левого от левого. Здесь говорится о том, что весь мир построен и заселён, исходя из задачи вылущивания левого из левого.

Представьте себе зелёный лист. Внутри него множество тропиночек, жилочек. И сначала они делятся мелко, мелко. Потом в этом делении вы приходите к крупной развилке. И так как это означает большой принципиальный выбор, будет сильное сгущение «тумана пламени», «hурпила де-тифса». Сильное сгущение тумана вокруг необходимого пламени в человеке. Чтобы он сделал ответное усилие, и снаружи, и внутри будет сильное сжатие. И это в месте развилки в преддверии очередного этапа Игры. И этот процесс бесконечно долго периодически повторяется.

И «это – заселение  (йишува ישובא)». И «заселение», «йишува». Его непостижимый замысел усилиями человека в наполнении соединяется с Его бесконечной любовью, которой создано всё. Но только её наполнением она может быть соединена с Его бесконечной любовью. В этом случае Вет, Алеф – это и есть окружающий мир, который мы просто не ощущаем.

«Тут – Имя сформированное (букв. «выдолбленное») – из восемнадцати букв, назначенное над дождями благоволения (гишмей рацон גשמי רצון), пожертвования и благословения и заселением мира». «Тут – Имя сформированное – из восемнадцати букв». А восемнадцать букв, это три, умноженное на шесть. Магендовид, шесть уровней восприятия нами самих себя. Это Имя наполняет нас. В шести уровнях постижения зивуга, слияния с Ним это уровень постижения Его Игры, которым мы себя наполняем. И «назначенное над дождями благоволения, пожертвования и благословения и заселением мира». Израиль был замыслен раньше, чем Тора. Структура всей Игры, все «дожди благоволения, пожертвования и благословения и заселения мира» – это Тора. Но в Торе также содержится и «Имя сформированное». Магендовид – это зивуг с Всесильным, слияние в любви. И это – Имя выдолбленное. То есть, уровни постижения зивуга предваряли всё то, что должно способствовать их достижению. Создание постижения Его Имени, наслаждения Его Игрой, диапазона чувственных ощущений зивугим, как награда человеку за движение вперёд, предшествовало структуре самой Игры. И в опоре на наслаждение, которое должна приносить человеку, формировалась структура Игры. Исходя из расчёта на наслаждение, радость, счастье, которые человек должен получать в постижении этой Игры, в наполнении этого Имени. Поэтому она стоит «над дождями благоволения», «гишмей рацон». И «дождь»: это то, что Его управлением (Гимель) должно соединяться с усилиями человека в наполнении Мэм замыслом Его Игры. И «гишмей рацон» – в соединении неба и земли человек получает награду: «пожертвования и благословения и заселением мира». И то, что он даёт, как пожертвование, и то, что обмениваясь с Всесильным, получает, как благословение, и «заселением мира», как воздействием на него. И всему этому предшествует замысел всех шести уровней слияния человека и одежды, света Всесильного.