Зоар Брейшит 80

 

В Торе (Шмот, 3: 11) сказано: «Сказал Моше Всесильному: «Кто я такой…»?

«Ми Анохи…»?

И в последующем, когда Всевышний разговаривал с Моше, Он тоже называл себя: «Анохи»: Алеф, Нун, Хав, Йуд. А «О» передаётся огласовкой. «Я» - это «Ани». И «Анохи» - это тоже «Я». Что такое «Ани»? «Ани» - это Алеф, Нун, Йуд. То, что в замысле Игры Создано непостижимой Мудростью Создателя. И это человек. Я создал. Чем «Анохи» отличается от «Ани»? Одной буквой Хав. «Анохи» - то, что Создано для духовного наполнения. И в этом смысл разницы между «Ани» и «Анохи». Но это и для меня, и для вас достаточно просто. Гораздо более интересный вопрос: почему Всесильный называет себя «Анохи»? Там слева направо должно быть перемещение от Хав к Нун, как требующая наполнения Хав и стоящая за ним правая линия к Нун, огласовка наверху, подсветка. Как тяга вправо. Сила, направленная вправо – это огласовка, отделяющая Хав и Нун, стоящая сверху. А вот почему Всесильный называет себя «Анохи»? Он называет Себя тем Именем, которое соответствует наполнению «Анохи»: «Я Тот, кто отражается в тебе». «Тот уровень, который открывается тебе». «Я и есть То, что наполняет твоё имя». И поэтому Моше спросил: «Кто я»? «Ми Анохи»? И Всесильный ответил: «Эхъе Ашер Эхъе». Сущий, Который Сущий. Сущий, Который по мере наполнения Шин входящим в него Рейш постижим, как Сущее. Единственно Существующий в меру соединения Алеф, Шин, Рейш. И по мере того, как наполняется Шин и реализуется Рейш, левое Сущее, справа налево завершающее Сущее, совпадает с тем, что Ашер предваряет, как Сущее Объективное Неразделённое. Эхъе и Эхъе одинаково. Но они разделяются Ашер – «Который».

Очень тонкий вопрос: почему Всесильный, Барух Кадош Ху, называет себя «Анохи»? Потому что Он Тот, который отражается в тебе. И поэтому спрашивает Моше: «Кто я»? Всесильный отвечает: «Ты часть Меня», «Ми Анохи». Это как сын спрашивает отца. Отец постижим для сына в той мере, в которой в сыне отражаются его свойства.

А почему сказано, что Машиах будет называть себя «Анохи»? Говорить о себе «Анохи» он не будет. Но смысл этого пророчества в том, что он воспринимает себя, не как человека, а единственно как функцию. А эта функция - «Анохи». «Ани» - это данность. «Анохи» - это динамика. То, что замыслом Всесильного создано как душа человека, которая по мере наполнения Хав слева направо светом Хасадим находится в постоянной трансформации в непостижимой мудрости замысла всего Творения. Это динамическая функция. Это «Я» в каждый момент времени меняется. Машиах меняется, и всё меняется вместе с ним. И этим Машиах отличается от остальных людей. Он меняется очень быстро.

 

В Торе (Шмот, 6: 2) сказано: «И говорил Всесильный с Моше, и сказал ему: «Я – Бог».

«Я – Отражающийся». Он говорит это для человека. Разница в том, кому Он это говорит. Когда Он говорит: «Ани - Йуд-Хей-Вав-Хей», Он называет абсолютную модель: «Я Есть всё». «Кто Есть Я»? Эта Книга адресована каждому еврею. Все евреи «ани». Но для тех евреев, для которых данность превращается в динамику, кто поднимается наверх, растёт духовно, «ани» превращается в «анохи». Но каждый еврей в каждый момент времени есть «ани». То есть, данная душа, созданная замыслом Игры в непостижимой мудрости Всесильного. Я есть то, что создано, Нун в замысле Игры, Алеф Его непостижимой мудростью. И в этом «ани» каждый раз отражается только произвольная часть Его общего Имени Йуд-Хей-Вав-Хей, которое есть структура Игры. Это раскрывается для каждого.

«Анохи» - это процесс. «Ани» - его сечение. Оно может быть заморожено, и может превратиться в «анохи». Но каждое текущее состояние «анохи» - это «ани». И поэтому «ани», «я» говорится о том, что отражается в текущем состоянии человека. Он говорит о Себе «Я» относительно отражения в нашем восприятии. То, что мы можем понять как Всесильный Святой, Барух Кадош Ху, говорящий о Себе «Я» - это лимит нашего постижения, отражающийся в нашем текущем состоянии, которое есть «ани».

А почему Машиах будет называть себя «анохи»? Потому что сам о себе он думает, как о процессе, о задаче, как человек - функция. В каждый определённый момент времени он «ани». Но в этом «ани» всегда присутствует «анохи». Это частное и общее. Но так как в конкретный момент времени в каждом конкретном человеке отражается Имя Всесильного, присущее этому конкретному человеку и этому конкретному моменту времени в постижении Его Имени, то пишется «ани», характеристика Йуд-Хей-Вав-Хей этого момента, каждого этого человека. Его понимание всей Игры и его места в этой Игре, и Всесильного, так задумавшего и реализовавшего эту Игру, и т.д.

«Ани» - это одна из точек «анохи». Для каждого есть выбор. Эта точка может остаться точкой или превратиться в процесс. Для Машиаха и для тех, кто идёт за ним, – это действующая реальность. Выделить абсолютно статичную ситуацию души невозможно. В любом состоянии души всегда присутствует внутренняя работа. И поэтому в этой реальности процесса, в каждом состоянии «ани» присутствует «анохи».

 

80. «Дерево-плод, делающее плод» (Брейшит, 1), - уровень над уровнем, мужское и женское. Так же, как (женское) «дерево-плод» (эц при עץ פרי) выводит силу (полученную) от (мужского) «дерева, делающего плод» (эц осэ при עץ עושה פרי), так же выводит она (сама). И кто это (кто исходит из силы женского)? Это те «крувим» и «столбы». Что за «столбы»? Это те, что поднимаются в дыму жертвоприношения и исправляются с ним, и  называются «столбы дыма» (тимрот ашан תמרות עשן). И все они существуют в исправлении своём для работы человека, - то, для чего не существует «корм», который предназначен для еды, как написано (Иов, 40): «Вот животные, которых сделал Я с тобой, корм, как крупный скот, ест». 

 

«Дерево-плод, делающее плод», - уровень над уровнем, мужское и женское». Каждый высший уровень есть мужское, каждый предыдущий уровень - женское.

«Дерево-плод, делающее плод». Само «дерево» есть «плод», дарованный человеку. Оно производит плоды. «Дерево», дарованное человеку, возможность его духовного роста, само по себе есть великий дар. Возможность бесконечности вариантов развития вверх, это чудо и дар, Браха. И это «плод», «при». Он заключает в себе Пей. И это «плод» с точки зрения понимания человеком в его неисправленных свойствах этого дара. Поэтому «при», Пэй. Не Браха в абсолютности этого слова, а «плод». Кто-то понимает, что это «плод», а кто-то нет. Но «дерево» всегда «плод». Любая жизнь, любая судьба и Игра в целом это «плод», в меру того, насколько мы можем его распробовать.

И «делающее плод». По мере реализации этого дерева, нашего продвижения, мы производим плоды. И «плоды» мы получаем и дарим. Поэтому это «Дерево-плод, делающее плод».

«Так же, как (женское) «дерево-плод» (эц при עץ פרי) выводит силу от «дерева, делающего плод», так же выводит она. И кто это (кто исходит из силы женского)? Это те «крувим» и «столбы». «Дерево-плод» постижимо только с уровня женского. Потому что «плод» должен быть распробован. И постижение человеком «плода», как Пей, Рейш, Йуд, как постижение «дерева», которое дано как полная структура Игры, возможно только через Пей. Но в Рейш, Йуд Рейш и Йуд постижимы по мере исправления Пей. Поэтому «дерево-плод» или плод дерева – это понятие женское, понятие воспринимающего, получающего этот плод. И в меру исправления считающего его то горьким, то кислым, то сладким.

Мы оперируем только именами. Мы же не о дереве говорим. Мы говорим о «дереве-плоде», как о постижении Игры. И это имя, это постижение женского уровня, получающего, поедающего плод. И «дерево», «эц»: система исправления, данная в восприятии человека, уходящего в бесконечные желания, но стремящегося к исправлению. И поскольку это Аин, Цади софит, из-за этого «при». Пей, потому что Цади конечная, софит, уходящая вниз. Сама буква в постижении системы исправления пишется слева направо и вверх. Это путь праведника. Но когда Цади софит, его ножка уходит вниз. Это означает постоянную неисправленность. То есть, чрезвычайно сильные желания бездонного колодца, связанные воедино с возможностью исправления. Есть возможность остаться в колодце, тогда будет Цади софит, и выбраться из него, тогда будет Цади. И это «дерево», «эц». Но раз в слове «дерево» Цади софит, то его «плод» - Пей.

«Так же как «дерево-плод выводит силу…» Почему не получает, а «выводит»? Потому что каждым своим усилием, получая за счёт этого движения от Него, «от мужского», духовную силу, человек даёт возможность Всесильному структурировать для него внутри этого дерева трассу. И поэтому он не получает, а «выводит». И «выводить» означает в этом лабиринте каждый раз прочерчивать трассу.

И «от мужского «дерева, делающего плод». Это то, о чём мы сказали. Усилие человека приносит Всесильному наслаждение и порождает награду. Каждый раз предыдущее усилие человеку позволяет делать следующий уровень. «Дерево-плод, делающее плод», это и есть получение «корма». Оно делает «плод» для человека, но одновременно он своими усилиями радует Всесильного. Поэтому Он человеку даёт «корм». Это процесс, который делает «плоды». И это мужской уровень. Потому что своим усилием человек приносит Всесильному радость и порождает получение «корма», трассируя самого себя  внутри бесконечных ветвлений состояний возможного выбора решиму. Он выводит себя на следующий уровень, а, следовательно, получает «корм».

Мы говорим об именах, описывающих состояние человека. И имя процессу, который есть перемещение, выведение человека на следующий уровень, «дерево, делающее плод». Это имя мужское. От того, что человек в каждый момент времени получает в дереве решиму, его состояние женское. Оно называется «дерево-плод». А перемещение внутри дерева – это мужское состояние. И, естественно, женское получает от мужского.

«Эц осэ при». И «делающего», «осэ»: Аин, Вав, Син, Хей. Это система исправления, усилиями человека наполняющая окружающую реальность жизнью. Это ощущение текущего момента. Почему Син? Потому что нужно его наполнение. И «делание» - движение из левой линии вправо.

И «так же выводит она сама». И «она сама» – это женское. Статика женская, динамика мужская. И каждое предыдущее состояние получает от последующего усилия. Человек получает от перемещения внутри «дерева». При этом его начальное состояние есть женское, усилие по перемещению - мужское. И «выведение» зависит от начального женского, и от собственного усилия человека. То есть, трасса внутри бесконечностей совершенства решиму зависит от самого человека, от его женского состояния, от каждого начального состояния перед духовным усилием. И перехода к духовному усилию, которое кормит новое постижение, это состояние делает «деревом, делающим плод». И, в конце концов, зависит от каждого начального состояния.

Это совершенно то же самое, что говорится о скотине и траве. Но это уже просто переводится от плоскостной картины к картине Игры в целом. Это трансформация земли, травы и скотины в дерево решиму. Перевод картины в бесконечномерную плоскость.

В левом содержится потенция движения вправо. Вначале человек

идентифицирует себя, как потерявшего Всесильного из виду. Как только он возвращается к Его раскрытию – это уже «выведение»: «выводит она». Размер этого усилия – это уже выведение её, как определение трассы. И «она» – это состояние начальное левое или женское.

«И кто это (кто исходит из силы женского)»? Кто «она»? «Это те «крувим» и «столбы». Сейчас вы всё увидите сами. «Что за «столбы»? Это те, что поднимаются в дыму жертвоприношения и исправляются с ним, и  называются «столбы дыма» (тимрот ашан תמרות עשן)». Почему малый огонь, на котором воскуривали благовония, разжигался отдельно? Мы всегда оправдываем только ту часть Всесильного, которую можем воспринять. И она меньше, чем всё то, что создано Им. Когда благословляем Его, возносим к Нему благодарность и радуемся Ему, мы радуемся только той маленькой части Его, которую можем охватить в этот момент. Из общего пространства мы всегда выделяем маленький объект, в котором мы видим отражение Его совершенства и радуемся Ему. И поэтому из общего костра всегда выделяется маленький костёр, в котором возносятся благовония. То, что доставляет Ему удовольствие в воздухе, в системе получения обратного сигнала. В той маленькой детали, в которой мы видим Его отражение, это наше оправдание, любовь к Нему, наслаждение Им и возношение Ему хвалы. Это поднимающийся дым.

«Что за «столбы»? А в чём начало того, что есть «она», женское состояние человека, предыдущее, левое? В том, что своим усилием, движением слева направо, мы можем обратить её. И это те «столбы», о которых мы только что говорили.

«Это те, что поднимаются в дыму жертвоприношения и исправляются с ним, и  называются «столбы дыма». То есть, то, что можем охватить в нашем текущем состоянии: наше оправдание Его, наша радость, любовь и наслаждение Им. Смотрите, вот дерево шумит под окном или стоит, покрытое инеем. Как всё совершенно, как продумана каждая веточка. Нам даётся всё. Он совершенен. Но для оценки Его совершенства мы разжигаем маленький костёр, охватывающий конкретный объект, в котором мы можем Им восхититься. Всем окружающим миром восхититься мы не можем. Потому что для нас каждое мгновение это слишком много. Мы понимаем, что Он есть всё. Это общий костёр внутри нас. Но для вознесения конкретного восхищения Им мы всегда выбираем детали. Разжигаем отдельный костёр. И в него сыпем траву для воскурения.

И это «столбы дыма» (тимрот ашан תמרות עשן)».  И «дым», «ашан». Полное оправдание Его системы исправления и построение третьей линии, доступное для бесконечно нуждающейся в наслаждении души человека. И «дым» начинается из женского начала. И по мере подъёма превращается в мужское. Как только появляется «дым», оно превращается в мужское. Но появляется оно в женском. На дерево мы смотрим в женском свойстве. А потом у нас возникает восхищение совершенством каждой его детали. Но этот образ мы сначала получаем. И получаем мы его в женском, как «при», как «плод». Мы как женское начало сначала получаем воздействие. И потом, как мужское, превращаем его в восхищение Всесильным. Мы получаем воздействие в каком угодно виде. Это картина моря, птицы, любимой женщины, звук, удар, собственное падение, система обстоятельств. Сначала это женское: мы получаем его как образ. Сначала мы его получаем, а потом переворачиваем в наслаждение совершенством Всесильного. И это нас «выводит» внутри бесконечностей решиму, дерева. Женское получает, мужское переворачивает, конвертирует в любовь к Всесильному.

И это «крувим». Потому что это «Возлюби ближнего своего, как себя самого». Ты воспринимаешь ближнего своего, как самого себя, как Его совершенное творение, только ближнего. Того, кто с тобой сливается в духовном зивуге.

На Ковчеге завета два крува. Они друг друга перекрывают крыльями. Это означает пересечение интересов в духовном. Они пересекаются в том, где они летают. В том, что их объединяет, как полёт, как нахождение в воздухе, в постижении системы управления. Это не значит, что человек должен восхищаться икроножной мышцей своего товарища. Поймите правильно. Это исключительно постижение таких же его усилий, как и своих. Это значит, что ты его любишь в духовном так же, как в духовном любишь себя. И «крувим» – это мужское. А крылья – это усилия, которые держат в духовном. И, заметьте, крувим друг друга обнимают крыльями. «Это те «крувим» и «столбы». Вот чем женское наполняется от мужского.

Здесь говорится: «Это те «крувим» и «столбы». Потому что наполнением духовных усилий другого ты наслаждаешься так же, как своим. Смысл этого в том, что устремлённое к Всесильному в другом ты любишь так же, как то, что направлено к Всесильному в тебе. В этих людях тебе нравится всё. Но по мере того, как в человеке стремление к духовному росту становится доминирующим, оно является объемлющей чертой, которую ты любишь. Потому что всё остальное вторично, и находится в зависимости от первого. Потому что в зависимости от этого и собственные свойства человека меняются. И меняются они медленно, иначе не было бы Игры.

«И все они существуют» («столбы», «тимрот»). И «тимрот»: Тав, Мэм, Рейш, Вав, Тав. То, что наполняет Малхут в усилиях, связывая её с самими усилиями. Замкнутая система. В зависимости от усилий, Мэм всё время новая. Делаешь усилие, происходит наполнение, новая Мэм, новое усилие, новое наполнение, новая Мэм. Яснее не скажешь.

«И все они существуют в исправлении своём для работы человека, - то, для чего не существует «корм», который предназначен для еды, как написано: «Вот животные, которых сделал Я с тобой, корм, как крупный скот, ест». Работа делается для того, чтобы существовала еда. И «корм», который даёт Всесильный, предназначен для еды. И «для работы человека» он «не существует». А «существуют… для работы человека» состояния «крувим» и «столбы дыма». Иначе говоря, эти записи созданы для того, чтобы в результате наших усилий мы в себе их раскрывали. И мы раскрываем в себе записи, которые называем «любовь». А она в горизонтальном состоянии и в вертикальном измерении есть одно и то же. Любовь заключается в том, что человек во всём раскрывает Его. Поэтому сказано: «И «крувим», и «столбы дыма» - одно и то же». Любовь не имеет вектора, она целостна. Он во всём или нигде. И в том, что в человеке ты любишь связь с Ним, ты любишь в нём, как связь с собой. Поэтому «крувим» и «столбы дыма» - одно и то же.

Но это не «корм». В результате того, что своими усилиями человек раскрывает в себе записи «крувим» и «столбов дыма», как состояние любви, он получает «корм». И человек получает «корм», который предназначен для еды», наполнение, когда собственными усилиями раскрывает свои состояния любви, которые существуют для того, чтобы он их раскрывал, то есть делал усилие. И это наполнение и есть то состояние любви, которое даётся ему.

Говорится о следующем. Создана лестница для того, чтобы по ней ходить. Но в каждом случае возможность подняться на ступеньку дана Им. Запись лестницы, того, что необходимо подниматься – состояние любви. Она сделана «для работы человека», для того, чтобы он поднимался. Но подъём на каждую ступеньку есть Его оценка. И Его Браха, «корм».

«Вот животные, которых сделал Я с тобой, корм, как крупный скот, ест». «Вот животные, которых сделал Я с тобой». Как твои состояния. «Вот животные» - уровни поедания, уровни состояния скотины, то есть принимающие уровни, «которых сделал Я с тобой». Я сделал тебя и вместе с тобой Я сделал все твои уровни. Записал все возможные твои животные, получающие, женские состояния. Земля, трава, скотина. Усилия от земли, даётся трава. Она служит кормом для того уровня, который предназначен для поедания этой травы. Человек делает усилия, получает траву, трава растёт снизу вверх. То, что для человека было состоянием земли, он оживляет, появляется трава, которой он питается. В новом уровне он выделяет новую землю, снова оживляет её. Получает «траву семеноносную» (Тора, Брейшит, 1:12) и т.д.

Женские уровни заданы с точки зрения бесконечности вариантов каждого следующего уровня. А мужские - не заданы. Для вас здесь нет ничего нового. Сейчас мы просто детализируем вам уже известное.

«Вот животные, которых сделал Я с тобой, корм, как крупный скот, ест». И «как крупный скот». Скотина, которая лежит на земле, на тысяче точек, на тысяче вершин. И «крупный» - охватывающий целое состояние: всё состояние парцуфа души каждого человека. Это «крупный скот». Крупное получающее, поедающее состояние, каждый раз состоящее из тысячи сфирот. И «крупный скот» – это полное состояние парцуфа души.

Наш животный уровень происходит отсюда. Но сейчас говорится не о нём, а о духовном уровне. На самом деле, есть только он. Потому что всё остальное, это отражение от клипы. Это духовное клипотное состояние. Интегральное состояние парцуфа души называется «крупный скот». И это не оскорбительное название. Это женское, получающее начало души. Мы каждый раз оплодотворяем землю, получаем траву, которую даёт Он, с точки зрения нашей души, поедаем её. Если мы посмотрим на её проекцию в плане, наша душа лежит на земле, В каждом состоянии души есть своя земля, которую мы каждый раз перерабатываем. Мы забыли о Всесильном, окружающий мир воспринимаем, как данность. Это точка земли. В ней мы делаем усилия. В ответ на него Он нам даёт траву. Эту траву, свет, который Он инъектирует нам, мы перерабатываем в состояние наших духовных желаний: двигаться, развиваться. Это состояние духовных желаний называется «скотина». Наше желание есть, пить, спать с женщиной или делать ещё что-то, вторично. Оно есть отражение земли. А вот наше интегральное духовное состояние называется «скотиной», которая всё время хочет есть. Мы делаем усилия, отрываемся от земли, появляется трава. Мы её поедаем, получаем новое состояние нашего духовного тела, нашего парцуфа. Парцуф – «скотина». В этом новом состоянии парцуфа снова выделяется земля, мы снова отрываемся от него. Снова делаем усилия, снова нам дают траву. И мы поедаем траву, которую Он даёт, и обретаем новые силы парцуфа. Из того, что он поедающий, требующий постоянной духовной пищи, парцуф называется, производится имя «скотина», которое мы видим в нашем отражении на земле этого мира. Её можно есть, как кашрут. Стоящий на земле на четырёх точках, связанный с ней всеми четырьмя желаниями, желаниями Малхут всех четырёх уровней, между собой и землёй имеет неживое, и напрямую не касается земли. Не уходит в бесконечность желаний этой скотины, которую можно есть. И в ней, как знак отделения левого из левого, земли от земли, есть разделение копыта на два. И тогда мы можем есть эту скотину, которая ест траву, имеет в себе начатки отделения левого от левого. И это происходит из духовной модели, которую мы сейчас разбираем. Она так отражена в наших картинах земли. И эта картина показывает, что она родилась из раскрытия, из наполнения букв иврита в именах, которыми описывается духовное состояние парцуфа. Потому что парцуф назван «скотиной», требующей духовной пищи. Но это состояние парцуфа называется нешама. Состояние нешама, которое называется «скотиной» с точки зрения её духовной пищи и её усилий по её нахождению в земле. Именно эти имена как кашерная скотина отражены в картинах этого мира.

Более высокий уровень при правильном усилии в качестве пищи вбирает более низкий. Человек получает образ и трансформирует его в духовную пищу.