Зоар Брейшит 93

Зоар Брейшит 93

 

В конце прошлого урока я сказал, что у тела есть духовная составляющая. И она есть во всём.

Раб – это задолжавший человек. По решению суда он становится рабом на шесть лет.

Для человека, который по отношению к действиям в этом мире не в состоянии проявлять разум, духовная составляющая – это дополнительный тикун. Он берёт на себя обязательства, выполнить которые не может заведомо. Что значит: заведомо? Правильно оценить обстоятельства он не может. С точки зрения всего окружающего, у него нет правильного свойства суда. Раз всё это относительно него проявляется таким образом, значит он ещё и неверующий, потому что не будет нужды знать тех, кто предан Всесильному. Ему даётся дополнительный тикун. Раз он поддаётся течению помех, фактически этот человек сам усилия делать не может: правильно рассуждать, правильно сопоставлять события. Тогда он входит в орбиту тикуна более сильного человека.

 

Почему кровосмешение не позволительно? Потому что нарушается порядок формирования записей души. Нарушается принцип Игры. Происходит повторение ходов, начинается вырождение. Это тяжёлый тикун. Именно с этим связан выход из этой ситуации через рабыню - нееврейку. Нееврейка - это тяжёлые свойства никевот. При этом резко повышается диапазон совмещения записей. Повторение ходов, очень близкие записи исключают Игру как таковую. И поэтому кровосмешение не годится. Кстати, это и приводит к физическому вырождению результатов кровосмесительных браков. И печать этого повторения ходов достаточно сильна. Она может быть скорректирована только пересечением с записями души никевы, которая не находится в народе Израиля. Это нормальное явление. Кроме того, рабыня. А с кем ещё, если не с рабыней - нееврейкой, может сочетаться еврей? Он живёт среди еврейского народа. Поэтому у него единственная возможность сочетания с нееврейкой – это рабыня. В его народе неевреек нет. Поэтому сказано о рабыне - нееврейке. Если он её купит или возьмёт мечом, тот, кого он может получить как нееврейку – это только рабыня.

 

Почему в еврейской традиции нет наказания тюрьмой?

Тюрьма вырывает человека из этого мира. Какой смысл его нахождения в тюрьме? Либо тогда надо прекратить его гильгуль, либо оставить в системе исправления. А разве в тюрьме человек исправляется? В постоянно меняющейся ситуации у него есть возможность раскрывать и оправдывать Всесильного? В тюрьме происходит Игра? Нет, не происходит. Есть страдания, но они однообразны. В тюрьме может быть духовное совершенствование?

Йосеф в тюрьме не совершенствовался. В тюрьме он всё время молился. И поэтому Всесильный помогал ему. В этом случае тюрьма наказанием за прегрешение не была. Для него, для очень высокой души, это было испытанием праведности.

Но для преступников тюрьма - не испытание. Там в их праведности не удостоверяются. А наказание за прегрешения должны воздействовать на человека таким образом, чтобы он оставался полезным для себя и для других, исправляя и исправляясь в системе тикуним. А заключённый в тюрьму, из народа он вырывается. Ведь отлучение от народа было самым страшным наказанием. Это, допустим, для мужеложцев, гомосексуалистов. Побить камнями или вообще отлучить от народа. Это было ещё страшнее, чем смерть. Потому что от народа отлучали их душу. Карет, отсечение души. Он лишался совместного исправления с народом Израиля. Это самое страшное духовное наказание. Получается, что тюрьма, погружение человека в такие страдания, чтобы он вспомнил Бога, для неевреев. Это абсолютно никак не связано с духовным совершенствованием человека. А для чего это нужно евреям? Что вспоминать, если Он всё время должен быть с тобой. Еврей не должен Его вспоминать. Еврея можно наказать за то, что он совершил прегрешение неверием. Для еврея существование Всесильного - это данность. Его не нужно мучить так, чтобы он пришёл к этому, как к неизбежности. За отход от реальности следует наказание вплоть до смерти или отлучение. Человек настолько призревает законы Всесильного, что он больше не еврей. Но тогда зачем же его держать в тюрьме? Его отсекают от народа.

А то, что в Израиле есть тюрьмы, это влияние Запада.

 

В Торе (Шмот, 24:9-11) сказано: «И взошли Моше и Аhарон, Надав и Авиhу, и семьдесят старейшин Израиля. И увидели они Всесильного Бога Израиля; а под ногами Его - нечто подобное кирпичу из сапфира, прозрачного, как небесная высь. И на избранников сынов Израиля не простёр Он руки своей, и видели они Всесильного, и ели и пили».         

Избранниками Всесильного были два человека: Моше и Аhарон. Остальные были избранниками народа Израиля. И «не простёр Он» над ними руку, потому что в финале они не вошли в землю Израиля. «Под рукой, в тени руки Его» находились Моше и Аhарон. И все, кто был с ними. Те, кто были избраны Им, но не народом Израиля.

 А «ели и пили»? Наполнялись. Они «ели и пили» и «ели и пили», и физически и духовно. Но здесь имеется в виду, что они наполнялись. «И Наполнил их».

Под Его ногами они должны были видеть прозрачность, Трон, на котором Он Стоит. Он Стоит на том, что подобно небу, но твёрдо. Ногами Он Стоит не на земле, а на сапфире. Всё Творение – то, на чём зиждется Имя Его, опирается на камень. И из камня одевается в постижение, наполняется человеком. В результате этот камень полностью очищается и становится подобным сапфиру: прозрачен, голубого цвета, подобен небу. Камень то, с чем соединяется небо. Оно должно соединяться с подобием по свойствам. Поэтому сапфир. То, из чего всё произошло, должно быть очищено, и стать подобно небесам. Поэтому Он – это в постижении человека то, что он может наполнить как Его Имя. Его Имя начинается от тверди и кончается бесконечностью. Уходит в бесконечность вниз и в бесконечность вверх. Но бесконечность вниз, после того как становится основанием Его Имени, бесконечна во всех своих свойствах: в прозрачности, голубизне и т. д. Это не тьма, она оправдана полностью. Совершенно точный образ. И «подобное кирпичу». Четыре угла и три измерения. То есть краеугольный камень. В точке соединения с Всесильным то, на чём зиждется Имя Его, в диапазоне человеческих чувственных ощущений по своим свойствам представляется как подобное небесам. Но, однако, оно то, из чего проистекает всё. Камень, с которого начинаются свойства земли. Из тёмных вод, из тьмы появляются камни, из которых сочится вода, и постепенно выступает земля.

 

Слово «сапфир» похоже на «сапир». А сапир – это Его речение. Это запись. Всё есть только Его записи. Это как водяной шар: бесконечность Его записей. И внизу он бесконечен, тёмен. Но всё равно это то, что Он создал как записи, и это Его речение.

Про камень, который отвергли строители, сказано, что он лёг в основание Храма. Строители – это поднимающиеся души людей. В основание Храма легли исправленные ими свойства земли. Храм зиждется на том, что отвергнуто ими как их свойство. Строение – это мироздание, это постижение Его Имени как структуры Игры. И строители это те, кто Его Имя постигает как Йуд–Хей–Вав–Хей, наполняя его внутренним постижением. В основании Храма лежит камень, который они отвергают. Его основанием является исправление изначальных свойств человека, которые есть камень, соединением неба и земли.

 

В Торе (Шмот, 24:4-5) сказано: «И написал Моше все слова Бога, и встал рано утром, и построил жертвенник под горою, и двенадцать обелисков воздвиг соответственно двенадцати коленам Израиля. И послал юношей из сынов Израиля, и вознесли они жертву всесожжения, и зарезали быков в мирную жертву Богу».

Почему Моше послал юношей, чтобы они вознесли жертвы Всесильному? Потому что ему было Сказано так сделать. Кто через сорок лет должен войти в Израиль? Из этого

поколения в Израиль не вошёл никто. Через сорок лет кто вёл народ Израиля? Юноши, которые были у горы Синай.

Всё, что делал Моше, ему было Сказано Всесильным. Моше в точности судьбу народа Израиля и свою судьбу не знал. Иначе бы не было тикуна. Ему было дано знать колоссальное количество вещей, но в общем, в целом. Если бы он знал всё в деталях, у него бы не было свободы воли. Тогда не его имя (Моше  слева направо читается «Хашем»), а он сам был бы подобен Всесильному. Если бы он знал все варианты всех возможных ветвлений, это была бы Игра с самим собой. Забегание за шахматную доску то со стороны белых, то со стороны чёрных. Примерно процесс он понимал.

О том, что не войдёт в Израиль, Моше знал с момента прегрешения народа. Накануне он просил Всесильного, чтобы ему было разрешено войти в Землю Израиля, но Всесильным ему сделать это разрешено не было.

Человек создан так, что он предполагает. У Моше была информация, что он может не войти в Землю Израиля. Но точно знать об этом он не мог. О том, что он не войдёт

в Землю Израиля, Моше было Сказано непосредственно перед входом в Землю Израиля. Почему не войдёшь? Потому что народ недостоин того, чтобы вошёл ты. Подобная история и с Машиахом. Говорится, что народ того, чтобы увидеть Машиаха, недостоин. Это проблема не Машиаха, а народа. А тогда это была проблема не Моше, а народа Израиля. Кто этим наказывается? Не Машиах, и не те, кто идут за ним. Наказываются те, кто его увидеть не в состоянии, недостоин. Наказываются они: веселье не наступает, а продолжаются страдания неверия. Это мало кто понимает или не понимает никто. Продолжаются крики, призывы, вопли, стенания.

 

Помните пункт, который мы читали?

            92. «Выходит форма человека, которая заключает все формы, тогда написано (Брейшит, 1): «Дерево-плод, делающее плод по виду его (ле-мино למינו), чьё семя в нём на земле», - выходит семя только для пользы (ле-тоалта לתועלתא) на земле. «Чьё семя в нём», - именно: отсюда известно, что нет права у сына человеческого выводить семя из себя впустую (леватала לבטלא.

 

93. «Озеленение» (дэшэ דשא), которое тут, - не оно осеменяет семенем, из-за этого – отменилось, и не существует существованием, как эти другие, ибо нет у него формы, чтобы обрисоваться и формироваться (быть выдолбленным) в форме и в рисунке вообще, но – видится (итхазун אתחזון) и не видится. Все те, которые не обрисованы рисунком и формой, нет у них существования, существуют на час (ле-фум шаата לפום שעתא), и съедаются «огнём, съедающим огонь», и возвращаются, как прежде (т.е., творятся заново), и так – каждый день».

 

            «Озеленение» (дэшэ דשא), которое тут», - то есть то, что выходит из земли, «не оно осеменяет семенем». То, что выходит из земли - «озеленение», «дэшэ», -  из Далет, Шин, Алеф, «не оно осеменяет семенем». «Дерево-плод» «осеменяет семенем». И «выходит семя только для пользы на земле». «Озеленение», которое тут, - не оно осеменяет семенем, из-за этого – отменилось и не существует существованием, как эти другие, ибо нет у него формы, чтобы обрисоваться и формироваться». «Озеленение», «дэшэ»: Далет, Шин, Алеф. То, что выходит из земли в состоянии жизни, в строительстве средней линии Шин для постижения Алеф. Для того чтобы понять, что здесь написано, ещё раз прочитаем девяносто первый пункт.

 

91. «Когда спустился, выходят эти четыре формы, обрисованные рисунками своими, выдолбленные, светящие (менаhарин מנהרין), искрящиеся (нецацин נצצין), пылающие (мелаhатин מלהטין), и они сеют семя в мире, тогда называются «травой, осеменяющей семенем» (Брейшит, 1). «Трава (эсев עשב)», - ибо они сеют семя в мире».

 

            «Когда спустился» Трон, «выходят эти четыре формы, обрисованные рисунками своими, выдолбленные, светящие (менаhарин), искрящиеся (нецацин), пылающие (мелаhатин), и они сеют семя в мире, тогда называются «травой, осеменяющей семенем». Когда присутствуют все три формы. Когда же: «Озеленение», которое тут, - «не оно осеменяет семенем». То, что приводит к появлению жизни на земле, «не… осеменяет семенем». А «осеменяет семенем» только то, что производится человеком. «Озеленение» же, как вы понимаете, производится свыше.

И «из-за этого – отменилось, и не существует существованием, как эти другие». И «эти другие» - «формы», которые приводят к осеменению. И это те, которые «выдолбленные, светящие (менаhарин), искрящиеся (нецацин), пылающие (мелаhатин)». Они и приводят к осеменению. А то, что является «озеленением», данным свыше, к осеменению не приводит. И «из-за этого – отменилось». Как осеменение «отменено», потому что в нём нет полноты наполнения усилиями человека, который создаёт фазы: «менаhарин», «нецацин» и «мелаhатин».

Для создания осеменения, чтобы в парцуфе сеять семена духовного, пронизывать светом парцуф Адам, человек должен пройти все три формы: «бык», «орёл», «лев». И не пройдя их, осеменять окружающий парцуф он не может. Он «не существует существованием», не становится существующим, сущим. До тех пор, пока не проходит все три формы, полной жизни не достигает. И «как эти другие» - то есть эти три.

И «ибо нет у него формы, чтобы обрисоваться и формироваться (быть выдолбленным) в форме и в рисунке вообще». Без прохождения всех трёх форм «бык», «орёл», «лев» в их повторении «менаhарин», «нецацин» и «мелаhатин» для того, чтобы служить мерилом выбора «формы», каждого следующего мгновения, свободы воли у человека не существует. И тогда всё это является действиями Всесильного в не осознанном проявлении человеком свободы воли. Это общее управление.

И «не существует существованием, как эти другие». И «эти другие» - три формы в пункте 91.

И «ибо нет у него формы, чтобы обрисоваться и формироваться (быть выдолбленным) в форме и в рисунке вообще». Здесь имеется в виду следующее. Его рисунки реальностью не становятся. То, о чём в соответствии с проявленной свободой воли по собственному исправлению в зивуге вы просите у Всесильного, в реальность не формируется. Соучастниками формирования реальности вы не являетесь. В вас нет не то, что «выдолбленности», но и рисунка вообще. Учёт ваших рисунков предложить Всесильному вы не можете. И в вас нет «формы», которая становится рельефом, «выдолбленностью», реальностью. Нет зивуга. В зивуге сосозданием, сотворением вы занимаетесь вместе. В любви вы делаете усилия навстречу Всесильному. И для Него они служат мерилом выбора для вас не следующего тикуна, а вашей награды. И, таким образом, человек вместе с Всесильным в каждый следующий момент создаёт «форму», рельефы, реальности. А если этих трёх форм нет, духовная работа им проводится не полностью, не во всей возможной гамме, диапазоне, то в преобразовании действительности он не соучаствует.

И «но – видится (итхазун אתחזון) и не видится». Он – то, что создано изначально. Он «видится», но в зивуге не участвует. Он оценивается, но не сотворяет. И «видится», «итхазун»: Алеф, Тав, Хет, Заин, Вав, Нун софит. В Замысле Творения для совершения человеком усилий чудом Всесильного всё записано сначала и до конца, Заин в соединении с бесконечной душой человека. Сверху, как Он видит всё, как потенциально автономный элемент мироздания, элемент Игры во всём объёме её структуры, он «видится» насквозь. И как того, кто вместе с Ним формирует рельефы Он его «не видит». Он абсолютно понятен, прозрачен, не обладает свободой воли, и поэтому «не видится» как состроитель форм и рельефов, выдолбленности и рисунков.

Как всё просто. Он не активный участник Игры. Дальше здесь совершенно точно  говорится о том, что эти слова справедливы. «Все те, которые не обрисованы рисунком и формой, нет у них существования». Они не «существуют», не живут. Жизнь – это соучастие. Не совершенно бездумное марионеточное существование, которое человеку представляется как воля хаотических обстоятельств. А разумного существования нет.

И «существуют на час». От их действий зависят микропериоды исправления. Поэтому они «видятся» насквозь.

И «съедаются «огнём, съедающим огонь», и возвращаются, как прежде, и так – каждый день».  И «съедаются «огнём»»: «огнём», любовью Всесильного «съедаются». Безрадостная картина автоматического управления. Крупных, макроразветвлений там нет. Есть только микроразветвления, которые он определяет своими микроусилиями. Они «съедаются огнём». Для того, Кто хочет их пожрать, их абсолютно недостаточно. Как одна стружка в мартеновской печи, в Его «огне» они исчезают бесследно. Они не производят того пламени любви, которого хочет Всесильный. А производят микроусилия, которые тут же поглощаются Всесильным, И Его решения снова возвращаются в виде следующего тикуна, следующего микроучастка. И так каждый день.

Здесь не говорится, что вообще всё происходит автоматически. Говорится, что микроусилия человека определяют микротикун.

 

94. «Сын человеческий (бар наш בר נש) снизу – есть у него форма и рисунок, но он не в существовании по виду тех высших (состояний, которые есть у него). Рисунок и форма (циюра ве-диюкна ציורא ודיוקנא), которые свыше: обрисованы рисунком  своим,  как  есть (кама де-hавьян כמה דהוויין), без одеяния (бло малбуша בלא מלבושא) другого для обрисовки, и поэтому они – в существовании постоянном. Рисунок человека снизу: обрисованы (люди) рисунками своими с помощью одеяния, и не по виду другому, и поэтому существуют существованием временным и ограниченным».

 

Высшие состояния, как жизнь, существуют «существованием постоянным». А низшие состояния «существуют существованием временным и ограниченным». Как периодически импульсное оживление, и потом переход к новому тикуну.