Зоар Брейшит 118

Зоар Брейшит 118

 

В Торе (Ваикра, 6:17-22) сказано: «И говорил Бог, обращаясь к Моше, так: «Скажи Аhарону и сыновьям его следующее: вот закон о грехоочистительной жертве. Грехоочистительная жертва должна быть зарезана пред Богом на том же месте, где режут жертву всесожжения. Святая Святых она. Коhен, который ее приносит, будет есть ее. В Святом месте следует ее есть, во дворе Шатра Откровения. Все, что соприкоснется с мясом ее, освятится; а если кровь ее попадет на одежду, отмой пятно в Святом месте. А глиняный сосуд, в котором ее варили, нужно разбить; если же ее варили в медном сосуде, его следует прокипятить и ополоснуть водою. Каждый мужчина-коhен может есть ее; Святая Святых она»». 

В Торе сказано: «Все, что соприкоснется с мясом ее, освятится». Это жертва грехоискупления, жертва тшувы. И выше, чем тшува, ничего нет. Потому что тшува – самая высшая из всех молитв. Это усилие человека: суд, который он делает сам над собой. Таким образом, мясо грехоочистительной жертвы в духовном смысле становится пищей, соответствующей тшуве. При этом вода, в которой оно варится, очищает мясо от крови, от животной души. И то, что очищается полностью, соответствует последней стадии тшувы, то есть, насыщению духовным. После самостоятельного суда человека и его отказа от греха происходит наполнение. И этому наполнению соответствует поедание этого мяса. Поэтому говорится, что тот, кто его коснётся, освятится.

Во время кипячения вода смешивается с воздухом. И всё это происходит на огне. Тогда в воде остаются записи, которые мясо в виде суда отделяют от мяса в виде наполнения. Или те, которые усилия человека по суду над самим собой отделяют от устремления к Всесильному и наполнение Им. То, что первое отделяет от второго, остаётся в воде, как решиму, как частички крови, которые всё ещё сохранились. А в варёном мясе крови нет. Вся она смешивается с водой и уходит из него. Эта запись в одном случае соприкасается с тем, что вышло из земли. То есть то, что есть земля в соприкосновении с огнём. И запись земли, даже укреплённая огнём, соприкасается с записью того, что предшествует наполнению. И эти записи становятся неотделимыми друг от друга. Наполнение происходит как результат усилия человека навстречу Всесильному. При этом он не находится в системе исправления, а полностью воспринимает её. А обожженная глина является пористой. Даже соприкоснувшись с огнём, она всё равно смешана с системой управления. Иначе говоря, она является субстанцией, над которой властвует тикун, что несовместимо с усилием. Когда человек достигает полной тшувы, он выходит из-под влияния: звезды над ним не властвуют. Земля же субстанция, над которой звёзды властвуют постоянно. В земле на любой глубине всегда есть поры, воздух. И в глине всегда есть поры, но они очень маленькие. То, что касается насыщения мясом животного, - это наполнение тшувой, являющейся продуктом твоего усилия, которое не связано с системой исправления, а есть её результат. Глина же, даже обожженная, является продуктом, соединённым с системой управления. Поэтому то, что выходит из мяса и соединяется с водой, записи, которые находятся в воде, нерасторжимы с глиной. Тогда этот сосуд второй раз использовать нельзя, потому что он обратно через воду передаст то, что мешало предыдущему духовному питанию. Оно ушло из мяса, смешалось с водой и частично отсорбировалось глиной. Поэтому даже обожженная глина служить сосудом для следующей порции мяса не может: она передаст ей решиму о том, что первой порции мяса мешало стать наполнением.

Второй случай совершенно другой. Любой находящийся в земле металл после воздействия на него огня землёй быть перестаёт. Кроме того, медь красная, после соприкосновения с воздухом становится зелёной, таким образом, как сказано в Торе, избавляя от яда насекомых и змей. С одной стороны, в ней есть свойства красного, но это не свойства земли. В случае с глиной огонь укрепляет землю. А в случае с медью очень сильный огонь из земли выделяет иную субстанцию, которая является полезной для человека. И этот металл не несёт в себе возможности соединения с решиму, которые, вследствие того, что он выжжен огнём из земли, может передать другому человеку. Земля сожжена, остался только металл. И так как огонь уничтожил всё, кроме самой меди или металла, то с животным металл не соединяется, он не соединяется ни с какими решиму, он может быть отмыт водой. С решиму он может соприкоснуться и расстаться с ними, но впитать в себя решиму, передавая их остальным, он не может. То есть, при соприкосновении металла с водой вода уносит все записи. Чтобы избавить от отходов мяса, которые растворились в воде, сосуд надо прокипятить. Их должна очистить та температура, которая их принесла. Такое же соединение, воздействие воды и огня, которое прилепило решиму, должно его и отсоединить. Это как жир, который растворяется в воде и прилепляется к стенкам сосуда. Он может быть смыт только горячей водой.

 

В Торе (Ваикра, 6:23) сказано: «А всякая грехоочистительная жертва, кровь которой внесут в Шатёр Откровения, чтобы совершить искупление в Святилище, запрещена в пищу - ее следует сжечь в огне».

При кроплении капли крови выбрасываются в воздух и через него попадают либо на жертвенник, либо на Занавес Шатра. Процедура искупления состоит в молитве и в кроплении. Кропление – когда кровь, кдуша наносится с пальцев, с рук первосвященника. Животное желание переносится на уровень желания человека. Кропится перед входом в Святая Святых, в Шатре Откровения, попадая на землю и на Занавес. Таким образом, вся эта цепь означает следующее. То, что есть животное желание, идентифицируется, связывается с желаниями человека как со своими собственными, передаётся через воздух и соединяются с тем, что Всесильного скрывает от нас. И это уже следующая стадия: не наполнение, а полное соединение с системой управления и полная связь со всем, что из этой системы управления проистекает в качестве твоих помыслов, радостей или печалей, желаний и их наполнения. Всё это уже полностью в раскрытии и в связи с системой управления Всесильного. Молитва более высокого уровня, которая знаменует полное слияние с системой управления. Это уже не тшува, а как бы её вторая производная. Это не только наполнение от тшувы, но и слияние с системой управления, которое вызвано самим прегрешением, его осознанием, раскаянием и последующим наполнением. И в этом случае наполнение как таковое уже тоже является ничем, а только в постижении человека, который достиг такого состояния, что допущен до искупления, в его представлении само наполнение является записью. И поэтому мясо сжигается.

 

В Торе (Ваикра, 6:5) сказано: «И огонь жертвенника должен постоянно гореть и не гаснуть, и коhену следует каждое утро подкладывать в него дрова, и возлагать на него жертву всесожжения, и сжигать на нем жир животных, принесенных в мирную жертву».

            Тук - жир животных. Он есть следствие интоксикации организма. Это токсины, которые связывают воду, и отделяют мясо от клипы, от шкуры. Грязь, которая помимо самой клипы, окутывает тело. Из чего состоит жир? На девяносто процентов он состоит из воды. Но вода, связанная токсинами и белковыми соединениями, которые нарастают вокруг них как вокруг центров кристаллизации. Самые, самые нижние воды. То из окружающей среды, что есть несовместимое с телом, что этим телом отвергается и связывает воду, оставляя её в теле как нижнюю воду. Спрашивается, жир можно есть? А сало? Нет, нельзя.

Количество жира в организме прямо пропорционально количеству токсинов. Потеря лишнего веса связана с деинтоксикацией. Когда человек начинает очищать своё тело, то есть выводить из него то из внешней среды, что ему не соответствует, жир уменьшается, он худеет. По мере исправления в результате духовной работы человек худеет, теряет вес, становится легче. Лёгкость и чистота - понятия совместимые. Каббала как путь к похудению? Нет. Как путь к поумнению – да. И последующие действия, связанные с заботой о своём теле, с правильным питанием, деинтоксикацией – всё это правильно. Но не как прямой путь к похудению.

Жир сжигается в пламени. Во-первых, потому, что его нельзя употреблять в пищу. Ведь жир – это результат избыточных желаний. Их удовлетворение приводит к ожирению. Эти желания сгорают в пламени Мудрости. Кстати, мы нигде не читали о толстых каббалистах. В нашем представлении они всегда пожилые люди в хорошей форме, которые живут долго. В том числе, и поэтому же.

Каббала ведёт к поумнению. А как его следствие - к правильному образу жизни. К размеренности и к умеренности.

 

Мы разобрались по поводу того, что «исправился Трон Верхний и Трон Нижний, и миры все уселись на местах своих, и буквы все исправились на кругах своих (бе-гилгелой בגלגלוי), при выпрямлении рисунка узла («би-пшиту де-тофсира де-кутра» [בפשיטו דטופסירא דקוטרא]». И всё это было в «четвёртый день Творения». То есть день, когда во все парцуфим, в листья Дерева Игры были внесены записи исправленных состояний «при выпрямлении рисунка узла». Для душ, которые достигли этих записей, и они в них раскрылись, «выпрямляется узел», структура мироздания в том, чем является головной тфилин. То есть, Замысел мироздания, Замысел Игры, Замысел Творения, который вокруг головы, и на наш уровень спускается двумя линиями. А структура этого Замысла есть «узел» тфилина. И в сознании людей при раскрытии в них записи исправления он «распрямляется», то есть, становится принципиально понятным. Дальше идёт нечто удивительное.

 

118. «И день четвёртый – это день, «презираемый для строителей», как написано (Теhилим, 118): «Камень, презираемый строителями (эвен маасу hа-боним הבונים מאסו אבן)», как то, что сказано (Шир hа-Ширим, 1): «Сыновья матери моей обругали меня». Поскольку светило это уменьшило себя и свет свой, то [слои] кожуры (клифин קליפין) установились в месте своём. Все те светила, которые светят, все они подвешены к тому своду небес, [чтобы] исправить с их помощью Трон Давида».

 

«Камень, презираемый строителями». Что же такое «камень»? «Камень», «эвен» אבן Алеф, Вет, Нун софит. Замысел Всесильного, данный Его Брахой в соединении Его Замысла с бесконечной структурой желаний души человека. «Камень» - то, что человек ощущает, как центр мироздания. С чего он может начать, на что он опирается в постижении Замысла. Если человеком будет наполнена ב, то ן сольётся с א. А до этого то, что Он Создал, краеугольный «камень», Его Браха постигается как «камень», на котором зиждется человек, строится всё его бытие. Твердь, на которой он находится. И «презираемый», «маасу» מאסו Мэм, Алеф, Самех, Вав шурук. И «презираемый» - то есть, не оцениваемый. Здесь говорится о том, что пока это не достигнуто. И «день четвёртый» - это то, к чему «строители» стремятся, но постичь чего не могут: выйти за пределы мироздания. И «презирать», «маасу»: то, что есть מ в соединении с א, но разделённой ס с ו. Слева направо: то, что есть связность, которая сокрытием отделена от постижения Замысла Творения в наполнении этим Замыслом окружающего мира. То, что нас окружает, с Замыслом Творения соединено абсолютно, но от связи с нами отделено. מא существует как реальность, но с помощью ס она отделена от связи нас с Ним, потому что соединение מא - результат этой связи. А преодолеть ס можно только наполнением ו. Мы наполняем ו, преодолеваем ס и у нас א и מ, осознаваемая нами структура мироздания и постигаемый мир, сливаются.

«И день четвёртый – это день», созданный как не понимаемый и не оцениваемый «строителями», то есть, евреями. И «презираемый для строителей» - созданный для них как не оценённый и не осознанный. Как один человек может презирать другого? Только не зная его свойств, потому что в ответ на оскорбления душа молчит. То есть, он видит смысл во всём. Он может его осудить. Но презирать – это значит, закрывать глаза и осуждать или вообще игнорировать неизвестные ему свойства. И игнорирование неизвестных свойств – это не наполненный ו, который от  א מ отделён ס.

И «презираемый для строителей» означает: постижение «дня четвёртого» находится так высоко, что для евреев, «для строителей», для людей, которые строят свою душу, оно создано практически недоступным. «Камень, презираемый строителями» - это постижение «дня четвёртого». Постижение структуры мироздания и того, что есть такое «камень» אבן, есть осознание «дня четвёртого».

Отвергаем «строителями» - то есть, не постигаемый ими. То, что мы не можем распознать, и поэтому не замечаем и не оцениваем.

Связка ס ו реализуется снизу вверх и сверху вниз: усилием человека и наполнением чудом Всесильного. Когда ס наполняется ו, א раскрывается в соединении с מ. Входит то, что отвергалось. Устанавливается ו, а ס исчезает. Каждое мгновение, вся реальность является Его чудом. Чудом Всесильного меняется осознание реальности. ס наполняется, он перестаёт быть сокрытием, нулём.

«Камень» - это понимание того, что в парцуфе Адама существует уровень неисправленности, который человеческой душой ощущается как земля, как твердь.

Есть парцуф Адама, он ощущает себя в нематериальной форме. Потом происходит сгущение, поляризация свойств. Как биполе. В одной его части начинают концентрироваться отрицательные свойства, в другой - положительные. В результате появляется никева. Но одновременно с ней внизу парцуфа продолжается кристаллизация неисправленных свойств. И в результате они превращаются во внешние. То, что было внутренним ощущением парцуфа – я вот такой – в результате неисправления становится внешними воздействиями. Он теряет ощущение мира как себя и начинает ощущать себя в мире. Но свойства, благодаря которым он теряет ощущение включения всего в себя и начинает ощущать себя находящимся в материальном мире, в этом мире отображаются как земля. При создании парцуфа они заложены, как записи, которые олицетворяют «камень», кристаллизующийся внутри воды. Записи в целом представлены в виде водяного шара. И раскрываются записи, которые настолько тяжёлые, что внутри этого шара они опускаются вниз. И служат основой для развития Игры снизу вверх. При этом в осознании человека мы видим землю.

В слове «маасу» соединение א с  מ, это наполнение.  א מ – это раскрытие и постижение Его Имени в окружающем нас мире.

И «как то, что сказано: «Сыновья матери моей обругали меня». Это - к непостижению. «Сыновья матери моей» - души, созданные в постижении ה нижнее, всей структуры не видят.

«Поскольку светило это уменьшило себя и свет свой, то слои кожуры (клифин קליפין) установились в месте своём». Клипа, «клифин» קליפין - Куф, Ламед, Йуд, Фей, Йуд, Нун софит. Когда нет соединения קלי, פ соединяется с ן, со структурой души человека. Когда ק не наполняется לי, פ соединяется с ощущениями ן.

И «клифин» - исправляемое состояние. Если ן соединяется с י, происходит наполнение פ, י и ל входят в ק. И «клифин» исправиться сами по себе не могут. Сама по себе ן исправиться не может. С точки зрения того, что они существуют как следствие ן, исправления здесь нет.

В чём разница между «клифин» и клипот? И «клифин» - «кожура», на самом деле, её не существует. И клипот на самом деле, не существует. В клипот ת есть, а в «клифин» нет. Поскольку в слове «клипот» последняя буква ת, совершается усилие, ת наполняется, наполняется פּ, ל  соединяется с ק. Если же ת нет, то ן как соединится? И «клифин» существуют в непреодолимом виде. Здесь нет буквы, исправляющей ן. И «кожуры»,  оболочки исправлены быть не могут, потому что их нет. Если ן исправляется, всё исправляется автоматически и слово «клифин» пропадает: оно исчезает. И «кожуры  установились в месте своём». Это внутренние состояния, которые установлены как препоны. На самом деле, их нет. Они существуют, только как результат отсутствия работы. И поэтому здесь нет связи с внутренним усилием. Если внутренние усилия есть – «клифин» нет.

פ и ן непостижимой Мудростью Всесильного י связаны в единый комплекс. Структуру мироздания они не постигают, а видят только окружающий мир. И это פ и ן  или ןפ. Но י они склеены воедино. Комплексы ощущений, которые они имеют, непостижимым образом склеенные вместе, являются их желаниями и их образом мысли.

Функция «клифин» такая же, как при беге с барьерами у барьера: сокрытие. В самом барьере усилия нет. Это не человек, а сам барьер. И «клифин» - состояние «я», характеризующееся записью отсутствия усилий.

Клипот – осознаваемые и преодолеваемые, а «клифин» - специально рельефно оттеняемое слово, которое показывает описание состояния отсутствия усилий.

«Все те светила, которые светят, все они подвешены к тому своду небес, чтобы исправить с их помощью Трон Давида».