Зоар Брейшит 119-121

Зоар Брейшит 119-121

 

119. «Эти света рисуют рисунок, который снизу, [чтобы] исправить рисунок всех тех, кто заключён в человеке – рисунке внутреннем (циюра пнимаа ציורא פנימאה). Ибо всякий рисунок внутренний называется так (называется «лицо человека»). И отсюда – всякий рисунок, который заключается в распространении этого, называется «человек», как то, что сказано (Йехезкель, 34): «Человек – вы (адам атэм אדם אתם)», – вы называетесь «человек», а не остальные народы-идолопоклонники».

 

И «внутреннем», «пнимаа» פּנימאה. Единство есть простое слияние, без разделения на внутреннее и внешнее. А когда у нас есть внутреннее и внешнее, это есть суть отражение неисправленности. И мы уже понимаем, что есть внутреннее и внешнее. Поэтому это не פ, а פּ. Это ощущение того, что внутреннее и внешнее мы уже можем разделить. А, следовательно, понимаем систему исправления и своё место в ней. И это уже присутствие Всесильного. פּ – это точка. Она соединена с нешама, с נ, со строением души человека. פּ и נ, соединённые вместе, посредством י сопрягающиеся с מאה. Внутреннее, которое как внутреннее мы ощущаем относительно внешнего, где внутреннее – это פּ נ, бесконечной непостижимой Мудростью Творца сопряженное с внешним: מאה. Как это сопряжено? Через י.

«Внешнее», «хуц» חוץ. Это очень похоже на запись. То, что ты наполняешь, соединяешь с Ним и воспринимаешь, как чудо Его Воздействия, соединённое с твоим исправлением Всесильным.

«Ибо всякий рисунок внутренний (циюра пнимаа) называется так («лицо человека»). «Ибо всякий рисунок внутренний называется «лицо человека», неисправленность. И «рисунок внутренний» - это текущее состояние парцуфа души человека, его нешама. То, что в душе человека отражается, как его текущее состояние, есть «лицо», его духовный уровень.

«И отсюда - всякий рисунок, который заключается в распространении этого». «И отсюда» всякое внутреннее состояние, которое исходит из постижения того, что такое есть внутренний рисунок, а что есть внешний рисунок и как они соединены друг с другом, называется «человек». «И отсюда – всякий рисунок», то есть всякое сопряжение самим человеком записей Всесильного, раскрывающееся в постижении того, что есть внутреннее состояние, а что есть внешнее состояние, то есть того, что создано Им, и того, что в текущем моменте усилиями человека соединяется, как осознание его внутреннего состояния, связанного с его внешним, но объединённого тем, что и то, и другое является Его Творением, называется «человек». То есть, «человеком» называется исключительно сопряжение того, что создано Им, как твоё внутреннее состояние, с тем, что создано Им, как система воздействия на него. Соединение этих двух записей, двух рисунков в единое целое, называется «человек». Каждое из этих двух состояний в отдельности «человеком» не называется. Оно размерами внутренних или внешних рисунков не определяется. «Человеком» называется состояние совмещения двух рисунков, как Его Чудо в Создании в единстве и взаимоизменяемости тебя и окружающего. Но духовное усилие по наполнению Его бесконечности, соединению с Его Совершенством, оценкой Его бесконечной Мудрости это и есть «человек». Внутреннее и внешнее Создано Им. А соединение, сопряжение, синтез и того, и другого, является «человеком».

«И отсюда – всякий рисунок, который заключается в распространении этого» постижения. Того, что сказано выше, начиная со слов: «Эти света…» и до слов: «Ибо всякий рисунок внутренний называется так». И «всякий рисунок», Его же рисунок, но новый, создающийся человеком. Из двух Его рисунков, которые в каждый момент времени определяются рисунком внутренним и рисунком внешним, создаётся сопряжение, соединение внутреннего и внешнего, которое называется новым рисунком, что и есть человек. Этот рисунок и есть человек. В каждый момент времени человек есть комбинация двух рисунков, которая в Его раскрытии и оправдании образуется в соединении со своим внутренним состоянием.

Нижний рисунок – это то, что человек ощущает, как внешнее, окружающий его внешний мир. В פּנימאה это מ.

Когда человек исправлен, для него внешнее становится соединённым с

внутренним. А пока это все те, «кто заключён в человеке». И «человеком» называется только «рисунок, который заключается в распространении этого».

Адам постоянно сопрягать внешнее и внутреннее не смог. Если бы он исправил внутренние состояния, внешними они бы не стали. Человеком он был в том смысле, что свои внутренние состояния понимал, как связь с внешним, окружающим его Всесильным. Но, поскольку исправить имеющиеся килим он был не в силах, они превратились во внешнее. Что значит «разбились»? Суть разбиения в том, что как внутренние они исчезли, и стали внешним.

Человеком называется рисунок, ежемгновенно меняющаяся композиция двух рисунков. Она возникает в результате усилия по соединению внутреннего и внешнего рисунка. Этот суперрисунок является человеком.

И «как то, что сказано: «Человек – вы (адам атэм אדם אתם)». «Человек», адам אדם. То, что в стадии Далет Создано в ощущение замкнутости мира, отделённости, соединенное, как «вы». То есть, Замысел Всесильного, соединенный с созданным для усилия человека в соединении с окружающим. И «вы», «атэм» אתם. Это есть суперрисунок. «Адам атэм». Адам, который Создан для того, чтобы реализовать «атэм»: תם в соединении.

И «вы называетесь «человек», а не остальные народы-идолопоклонники». Не могущие создать рисунок, как композицию внутреннего и внешнего. Когда человек

связывает, он создаёт новый рисунок, который Всесильным Создан не был. Им были Созданы рисунки внутренних состояний человека и рисунки внешних состояний. А когда он соединяет их в единое целое – это его рисунок. И этот рисунок называется «человек».

Каждый рисует свой рисунок. И поэтому мы разные. Но в этом бесконечность общей картины всего, מ. Всё раскрывается в оттенках.

И «исправить рисунок всех тех, кто заключён в человеке». Здесь «рисунок» – это рисунок Адама, Творения, который включает в себя все бесконечные рисунки, решиму. Поэтому существует решиму, запись. Она не дискретна. Она нераздельна, неразрывна, слитна. Она как водяной шар. Внутри нет связей: разрывности, дискретности, разложения на какие-то ветвления. Всё это есть только у нас в голове. Так мы объясняем себе, потому что иначе понять вообще ничего не можем. Но так оно и происходит. Но это уже картинка: в симплифицированном, упрощенном виде.

И «в распространении этого», этого достижения, как возможного соединения, духовного усилия по соединению внутреннего и внешнего – это есть «человек». И это тоже рисунок. Созданы рисунки мозаики. Но человек складывает мозаику, как новый рисунок. Записана внутренняя мозаика, записана мозаика внешняя, на соединении двух мозаик в чувственном восприятии возникает третья. Но эта картинка, этот рисунок - уже сам человек. Это соединение и называется «человек».

В слове «рисунок», «циюра» ציורא наполнение буквы צ означает исправление, постижение структуры Творения. Исправление в постижении исправляющей системы.

Текущее состояние это есть рисунок. В нас всё время раскрываются текущие рисунки. И после раскрытия они тут же архивируются. И поэтому настоящее нами воспринимается, как свежий архив, а прошлое, как не свежий архив.

 

120. «И всякий дух (руха רוחא) называется «человек», дух стороны святой, тело (гуфа גופא) его – одежда (левуша לבושא) оно, потому, что написано (Иов, 10): «Кожей и плотью одел меня и т.д.», плоть человека – это одежда, и во всех местах написано: «плоть человека», человек – внутри, плоть – одежда человека, тело его».

И рисунок называется «человек», «И всякий дух (руха) называется «человек»? И «дух», «руха» רוחא. То, что дал Всесильный, вся система Его воздействия, всё, что уготовано Им, как наслаждение, как Его наследие в соединении с ח, постоянно меняющимся состоянием человека по слиянию или не слиянию с этой системой, созданной в наследии. И когда душа человека сливается со всем, что уготовил ему Всесильный, в том числе и с системой Его управления, воздухом, когда ח соединяется с ר, постигается א. И это состояние есть «человек». Собственно говоря, в буквах объясняется, как создаётся каждый новый рисунок. А так как внутренний рисунок есть ח, а внешний рисунок есть ר, то в ו он соединяется только тогда, когда ח в ответ на усилия человека становится Чудом Всесильного. И тогда в постижении א внутренний рисунок ח соединяется с внешним ר. И это есть «руха»: «Рисунок, который называется «человек»».

Это буквенное определение соединения рисунков. Здесь уже מ нет, потому что это разомкнутая система. Когда מ воздействует на человека так, что он в этом воздействии раскрывает и оправдывает Всесильного, это уже ר. Это то, что Он ему Дарит. Тогда ר через ו соединяется с ח. Но это уже тоже не то ח, которое было, а то, которое в ответ на усилия человека есть Чудо Всесильного. И всё это соединяется с целью постижения א. Это описание соединения двух рисунков в единое.

И «тело», «гуфа» גופא. Это связь системы управления с неисправленным состоянием человека.

И «одежда», «левуша» לבושא. Это то, что Высшими постижениями дано Брахой Всесильного в соединении с усилиями человека для постижения Его Замысла. Всё нас окружающее.

И «оно, потому, что написано: «Кожей и плотью одел меня и т.д.», плоть человека – это одежда, и во всех местах написано: «плоть человека», человек – внутри, плоть – одежда человека, тело его». И «человек – внутри, плоть – одежда человека, тело его». У шореш «левуша» нешама, у нешама – гуф.

 

121. «Стороны, которые снизу, которые выплавились плавлением (итhатах бе-hитуха אתהתך בהתוכא) от духа этого, обрисовались от него рисунками, ибо оделись в одежду другую, например, – рисунком скотин чистых (бирей дахъян בעירי דכיין), «Бык, овца и коза, баран и олень и т.д.» (Дварим, 14), - тех, которые должны были заключиться в одежде человека (т.е., в теле, т.к. разрешены в пищу). Тот дух внутренний тех сторон назван тем именем, которым называется тело его (тело того духа), одежда того имени (тело – одежда имени). Плоть (мясо) быка (басар шор בשר שור): бык – это внутреннее того тела, плоть его – одежда,  так – все».   

 

«Стороны, которые снизу, которые выплавились плавлением от духа этого, обрисовались от него рисунками, ибо оделись в одежду другую, например, – рисунком скотин чистых: «Бык, овца и коза, баран и олень и т.д.». То, что мы любим. «…тех, которые должны были заключиться в одежде человека». Это то, чему мы разрешаем войти в себя. То, что должно соединиться с нашим гуф.

«Стороны, которые снизу, которые выплавились плавлением (итhатах бе-hитуха אתהתך בהתוכא) от духа этого». И то, что в нашем существовании мы видим, как другую сторону, эти «стороны… снизу» существуют в этом мире: образы этого мира. «Стороны» – это образы этого мира. Они «выплавились плавлением (итhатах бе-hитуха אתהתך בהתוכא)». И «выплавились», «итhатах» אתהתך. Алеф, Тав, Хей, Тав, Хаф софит. Всё то, что Замыслом Всесильного Создано для воспроизводства человеком усилий в окружающем мире, воплощённое в его окружение, как основа для усилий, соединенных с ך, с тем, что в изначальном её состоянии Создано, как бесконечный объём для наполнения. Замысел по генерации усилий, воплощенный в образы этого мира, которые побуждают производство этих усилий в наполнении бесконечного сосуда исправления.

א в соединении с ת: Замысел того, что должно быть реализовано как усилие человека, воплощённый в рисунках окружающего мира ה, которые должны побудить эти усилия в наполнении бесконечного объёма исправления.