Зоар Брейшит 122

Зоар Брейшит 122.

 

122. «По виду этому, в стороне другой (бе-ситра ахара בסטרא אחרא), которая не свята. Дух, который распространяется в остальных народах-идолопоклонниках, выходит из стороны, которая не свята, не это человек (лав иhу адам לאו איהו אדם), и поэтому не называется именем этим. Имя того духа нечистого не называется именем человека, и нет у него [в нём] доли, тело его – одежда того духа, плоть нечистая (басар тамэ בשר טמא). И нечистое – внутри, плоть – одежда его. И из-за этого, всё [время], пока пребывает тот дух в том теле, называется нечистым. Выходит дух из той одежды, не называется нечистым, и не называется та одежда [тем] именем».

 

С одной стороны, есть «дух», который называется «руха». А с другой стороны, есть дух, то есть внутреннее наполнение, внутренняя картинка человека, которая святой, человеком не является: она другая, не соединяющая. Внутреннее состояние, которое внешнее и внутреннее в единое не соединяет, и «руха» не является. Это «сторона другая», «ситра ахара» סטרא אחרא. Это то, что «в стороне другой», «бе-ситра ахара» בסטרא אחרא  ס отделено, как טרא. Это «сторона». «Стороной» называется только то, что находится в позитиве. В позитиве от ס находится טרא. То, что наполняется сверху, ט и соединяется с ר и א, это «сторона». А то, что по другую сторону ס, это не «сторона». Это «другая», «ахара» אחרא. Это ח, не становящийся Чудом. «Другое» – это то, что замыслено, как אח, не соединённое с רא.

«Другая» – это значит отделённая. Это не та, которая воспринимается, как своя. Это картинка, которая не воспринимается в соединении с внутренним. Поэтому замысел, который соединяется с не включённой ח, с ח, как прегрешение, не стыкуется с тем, что Им в Замысле уготовано, как Наследие. ח это вентиль. Когда он не включён, א с входящей в него ח в душе человека не соединяется с ר и א. Иначе говоря, душа человека должна произвести усилие ח и получить соединение אחרא. То, что есть внутри, не соединяется с тем, что есть снаружи. И это «другое». Это то, что он сам соединить не может, потому что переключить ח из прегрешения в Чудо не может. И тогда то, как ח Создано, через א у него не соединяется с тем, что как ר, созданную א, должно его наполнить. И это не то состояние, которое есть единство всего, а «другое». Это отделение внешнего рисунка от рисунка внутреннего. Не всё вместе, не человек, а «другое». То, что человек не видит в единстве, в ткани всего, это «другое». Это значит ח, не включённое в ח. И ח – это א, и ר это א. То, что Создано, как חרא, в единое не соединяется, а разделено, как אח и רא. אחרא: всё выходит из единого простого и входит в него. А разделяет постижение единого простого ח и ר, не соединённые вместе из-за того, что ח не превращается из прегрешения в Чудо. Это есть не единое простое, а «другое».

            ח из прегрешения в Чудо не превращается в случае отсутствия усилия. Это как диод. У человека есть сигнал, свет поступает. Появляется Чудо. И тогда всё соединяется:   אחרא. Всё едино, ничего «другого» нет. А если ח свет не пропускает, то это «другое»: существует разделение. Здесь говорится о нарушении единства всего в целом.

Смысл слова אחרא в том, что всё единое, одно. А если это одно не соединяется вместе, тогда это «другое».

Всё единое: א есть א. И только тогда א не является, когда ח не работает, не соединяется с ר.

«Дух, который распространяется в остальных народах-идолопоклонниках», не годится, «выходит из стороны, которая не свята»: «другой», в которой ח нет: нет усилия человека – нет Чуда.

«Дух, который распространяется в остальных народах-идолопоклонниках, выходит из стороны, которая не свята, не это человек (лав иhу адам לאו איהו אדם)». «Нет», «лав» לאו: Ламед, Алеф, Вав. Это арамит. «Лав» - высшая истина, предваряющая Замысел Творения. Это сочетание букв невозможно. И «это», «иhу» איהו: Алеф, Йуд, Хей, Вав. И «это» – то, что существует. Что «это»? Это א, через י воплощённый в הו. Это то, что Замыслено, соединённое с тем, что Создано. Реализованный план. Замысел Творения א, бесконечной Мудростью Всесильного реализованный, как ה, в соединении с Ним. Это «это». Это не снизу вверх, а сверху вниз. То, на что Он смотрит. То, что от Него отделено, что Он идентифицирует не как Самого Себя, а как Игру. А то, что Он Создал – это איהו. То, что Он рассматривает, и то, что мы можем понять в воплощении Его букв. Иначе, как Он это оценивает, понять мы не можем вообще. Замысел – то, что Я Замыслил, Соединенный тем, как Я это могу и умею Делать, с тем, что вы ощущаете в соединении со Мной.

«Имя того духа нечистого не называется именем человека». Состояние, внутренняя картинка, которая есть, «не называется именем человека», потому что усилия по сопряжению с внешним у неё нет.

И «нет у него [в нём] доли». И «в нём», в человеческом «нет у него доли»: у него нет даже части человеческого.

И «тело его – одежда того духа, плоть нечистая (басар тамэ בשר טמא)». И «нечистая», «тамэ» טַמא: Тет патах, Мэм, Алеф. Это то, что Всесильным наполнено быть не может. То, во что Он излиться не может. И патах, потому что это левое, неисправленное состояние ט. Оно не наполненное, а, следовательно, не соединенное с מ и א.

«И нечистое – внутри». И как отражение этого состояния, те стороны, которые из этого духа нечистого человеческого вышли – это нечистые души животных.

«И нечистое – внутри, плоть – одежда его. И из-за этого, всё [время], пока пребывает тот дух в том теле, называется нечистым. Выходит дух из той одежды, не называется нечистым, и не называется та одежда [тем] именем».

«Выходит дух из той одежды, не называется нечистым». Запись, рисунок, находящийся без связи, без усилия человека, который является его внутренним состоянием, называется нечистым состоянием человека. Идолопоклонники те, кто образы внешнего мира воспринимают без взаимосвязи со своим внутренним состоянием. По большому счёту, идолопоклонник тот, кто воспринимает внешнюю реальность как объективно существующую. Всесильного в нём нет. Тогда дух его нечист. Но после того как «выходит дух из той одежды», из тела, дух «не называется нечистым». Дух без связи с записью этого человека, без соединения с его телом, без возможности исправления и не реализации этого исправления, нечистым не является.

 И тело «не называется нечистым». Потому что оно не является ничем. И «не называется та одежда тем именем». Нет духовного постижения, и, следовательно, у тела, у человека нет еврейского имени.