БАХИР

71-74

 

71. И так сказал Хавакук: Молитва моя, я знаю, принята с наслаждением (бе-таануг), также и я насладился, и когда дошёл до места определённого и понял слух о Тебе – убоялся я; поэтому (там же): «Вот деяние Твоё, посреди лет оживи его» с помощью Единства Твоего. На что это похоже? На царя, воспитанного чудесно и скрытного, который вошёл в дом свой и приказал, чтобы никто не искал его. Поэтому ищущий его убоится, чтобы не узнал царь, что тот нарушает приказ его.  И поэтому сказал: «Убоялся я, вот деяние Твоё, посреди лет оживи его». Так сказал Хавакук: «Поскольку Имя Твоё таково и в Тебе Имя Твоё - деяние Твоё, посреди лет оживи его, да будет так вовеки».

 

«На что это похоже? На царя, воспитанного чудесно и скрытного, который вошёл в дом свой и приказал, чтобы никто не искал его».

Почему царь не хочет, чтобы кто-то искал его? Потому что бессмысленно искать царя. Он и так вокруг тебя. Надо менять себя.

«Убоялся я, вот деяние Твоё, посреди лет оживи его».

Отшлифуй меня, и тогда Ты отразишься во мне. Не надо Его искать. Тот, кто ищет Его, не делая над собой усилий, не находит Его.

«…в Тебе Имя Твое…»

По мере того, как любишь ты Его, входит в тебя Его имя. В твоем ощущении Всесильного есть имя Его. Это то, что ты ощущаешь.

«…деяние Твоё, посреди лет оживи его…»

В кругах тикуним. Соверши работу надо мной такую, чтобы ощущал я Тебя, а в Тебе – Твое имя. Чтобы в Твоей любви пришел ко мне Твой разум, Твоя мудрость, постижение – имя Твое.

 

 72. Объяснение другое. «Деяние Твоё, посреди лет (шаним) оживи его», - на что это похоже? На царя, у которого была жемчужина прекрасная, и она – прелесть царства его, и в час радости его обнимает её и целует её, и имя её – на голове его, и любит её. Сказал Хавакук: «Несмотря на то что ангелы – с Тобой, та прелестная жемчужина – она в мире Твоём, поэтому – деяние Твоё, посреди лет оживи его. Как понимается выражение «годы» (лишна де-шаним)?  Как сказано (Брейшит, 1:3): «И сказал Б-г: да будет свет», и свет – это именно «день» (йом), как написано (Брейшит, 1:15): «Светило (маор) большое для власти днём и светило малое для власти ночью», а годы – это дни, как то, что сказано (Хавакук, там же): «Посреди (бекерев) лет оживи его», - внутри (бекерев) той жемчужины, рождающей годы. 

 

«На что это похоже? На царя, у которого была жемчужина прекрасная…»

Жемчужина – это Его представление о конце игры.

«…и она – прелесть царства его, и в час радости его обнимает её и целует её, и имя её – на голове его, и любит её».

Примерял Он ее. Это украшение для Него. Радуется Он тому, что приобрел новое украшение, жемчужину.

 

«Несмотря на то что ангелы – с Тобой, та прелестная жемчужина – она в мире Твоём».

Един Всесильный, но ощущается Он, как Они. Они – многообразие бесконечностей. Там нет «Я», центра, к которому бы Он стремился. Потому что «Я» есть противоположность Ему. «Ты» имеет множественность. Он представляет собой бесконечную совокупность бесконечностей.

 И, несмотря на то, что Он - бесконечность бесконечностей, в том, где Он существует, Им задумана единственная жемчужина, которая фактически является еще одной бесконечностью. Она дает бесконечный зивуг, Его финальное украшение.

Чем она отличается от остального, мы не знаем. Но чем-то отличается, иначе Он не задумал бы эту игру, если бы получил такой же результат, который у Него уже есть.

 

«…поэтому – деяние Твоё, посреди лет оживи его. Как понимается выражение «годы» (лишна де-шаним)?  Как сказано: «И сказал Б-г: да будет свет»

Дал Он представление о круге тикуним: о смене дня и ночи, наличии и отсутствии света. И это всего лишь циклическая трансляция на человека, круг лет. Она же колесница.

 

«… и свет – это именно «день» (йом), как написано (Брейшит, 1:15): «Светило (маор) большое для власти днём и светило малое для власти ночью».

Глядя на этот мир, можно получить полное представление о строении небес. И все есть в этом мире, что и в высших. Глядя на детали этого мира, можно найти подсказку о том, как сделан мир высший. Но этого лишь напоминание о тех состояниях, которые испытываешь, когда Шхина находится в раскрытии перед тобой. Отражение этого – в виде дня и ночи.

День – прямое появление солнца. Свет Хохма входит в твою любовь. И мы находимся в контакте со Всесильным, с Шхиной, то есть паним бе паним, не понимая этого. Это подобие этого состояния.

А ночью, когда мы находимся в отстранении от Него, не думаем о Нем, Он совершает свой тикун с нами через отсутствие либо присутствие снов. Но это все равно тикун, состояния, которые мы проходим.

Звезды, луна должны напоминать о том, что состояние разделенности с Ним подсвечивается обратным светом, светом хасадим.

Трансляция устроена так, что вся состоит из подсказок, намеков, многозначительных смыслов. Но разобраться в этом мире очень сложно.

И говорится в «Зоар»: «Для чего все это создано? В начале думал я, что все это для того, чтобы наслаждался человек. И объяснил мне Илиягу, что это не так. Создано все это как точка. А потом вознесена точка в мысль и стала Его желанием».

Из черной точки превратилась в сияющую жемчужину на Его голове. Стала Его желанием, игрой. Ведь игра – это желание. Игрой наслаждаешься.

 

 73. «Но ведь написано (Йешайа, 45:5): «С востока приведу семя твоё», и солнце светит на востоке, а ты сказал, что жемчужина – это день». «Я сказал только (Брейшит, 1:5): «И был вечер, и было утро – день», как то, что сказано: (Брейшит, 1:5): «В день делания Б-гом Вс-вышним земли и неба». 

 

«В день делания Б-гом Вс-вышним земли и неба». 

Дал представление Малхут о разделенности у Него внутри, ввел информацию в точку.

«И был вечер, и было утро – день».

И каждый день стал представлять один цикл исправления. Это просто картинки, подсказывающие истинную суть того, что происходит в высших мирах – в этом же мире, когда мы меняем его.

 

 74. Но ведь написано (Теhилим, 18:12): «Установил тьму тайной Его вокруг Него, шатёр Его – тьма вод, облаков небесных (авей шхаким)». Сказал ему: «Написано об этом (Йишайа, 45:6): «И небеса (шхаким) источат справедливость», и справедливость (цэдэк) – это качество суда мира, как сказано (Дварим, 16:20): «Справедливость, справедливость преследуй», и написано далее (там же): «Чтобы ты выжил и унаследовал землю», - если осудишь себя, выживешь, и если нет – он осудит тебя и осуществится (суд – Ор Агануз) против воли твоей.

 

«Установил тьму тайной Его вокруг Него…»

 Отгородился тьмой. Но не только. Внутри то, на что наводится тьма, - это и есть Он сам. Действительно, «Установил тьму тайной Его вокруг Него». Наша внутренняя сущность, душа Адама и есть то, на что Он навел ощущения тьмы, – точка. Иначе не на что проецировать ощущение отделенности.

 И «еш ми айн» конечно есть. Создал Он точку. Но что ощущает точку? То, на что проецируется ощущение точки. То есть, само ощущение точки - это все равно картина, которая создана в ней, и которая вмещает все остальные картины. В ней все сразу создано, на острие первой искры. Но все это все равно вокруг Него же.

Сказано, что ощущает Он все, как себя. Переживание каждого сектора души Адама, который ощущает себя как отдельная душа, чувствуется Им тоже. И поэтому полнота этой игры ощущается всегда. Потому что то, что создано им в противоположность Себе, проецируется на то, что есть Он сам.

Каждая микрочастица, картинка, часть картинки этой черной точки, - пронизано ощущением Его насквозь все творение. От уровня того, что мы называем Эйн Соф. И чувствует высшее каждый элемент, картинку этой черной точки, ощущает как себя одновременно во всех уровнях: как себя страдающую, управляющую, задумывающую, находящуюся в абсолютном спокойствии и в ожидании того, что, в конце концов, должно потенциально произойти. Но игра бесконечна и совершенна.

 

 «…шатёр Его – тьма вод, облаков небесных».

Отгородил Себя в представлении Малхут бхинот и сфирот. Слоями отделил себя. Воды – это все равно тьма, Хей нижняя. Облака небесные - это тоже тьма,  насыщенная паром, водой, смешение Бина и Зеир Анпин, то, чем является собственно Зеир Анпин.

Отделил Он себя - это все еще уровень Творения.

 

 «Сказал ему: «Написано об этом: «И небеса (шхаким) источат справедливость»,

Создал Всесильный три вещи: Небеса, Тору и дождь. Небеса как уровень управления. Тору как связующую программу исправления. И дождь как соединение Небес и Земли. «И небеса (шхаким) источат справедливость» – в любви, Хохма.

 

«…и справедливость (цэдэк) – это качество суда мира».

Такое строение мироздания является атрибутом суда, непременным условием того суда в сопоставлении себя и Творца, который необходим, чтобы выявить справедливость Земли и Небес.

Добиться правды и получить воду, которая поддерживает существование этого мира, можно через свойства Дин, постоянным судом над собой. Совершенствоваться и получать правду, цедек.

 

«Как сказано: «Справедливость, справедливость преследуй», и написано далее: «Чтобы ты выжил и унаследовал землю», - если осудишь себя, выживешь, и если нет – он осудит тебя и осуществится (суд – Ор Агануз) против воли твоей».

Правды, которая является благословением праведников, и правды, которая праведников пугает. Но пугает то, что невозможно постичь в теле. Соединение Хей нижнее и Хей высшее.

Сначала достигается исправление нижней Хей. И это благословение праведников. Это их радует. Но второе исправление, вторая правда пугает их. Потому что там нет уже ничего, что связано с этим состоянием.