БАХИР

176-179

 

176. Лулав соответствует чему? Соответствует позвоночнику скелета (хут hа-шидра). И также он говорит [о мирте] (Ваикра, 23:40): «И ветвь дерева густого», - нужно, чтобы ветви его покрывали его большую часть, и если ветви не покрывают большую его часть, он – ничто. Из-за чего? На что это похоже? На человека, у которого есть руки, и ими он защищает голову свою. Вот руки его две, и голова – третья, а именно – «ветвь» (анаф) как левая, «густого» (авот) как правая, находится «дерево» (эц) – в середине. И почему сказано о нём: «дерево»? Потому что оно – корень дерева.

 

177. И что такое «и ивы речные» (там же)? Эти соответствуют ногам человека, которых две. И что за определение «ивы речные» (арвей нахаль)? Из-за того, что больший (росток) среди них будет к западу (ле-маарав), и оттуда питается силой своей, а северный – меньше его на 500 лет пути, и он – в направлении северо-западном, и в нём действует, и назван по имени его, и они оба – поручители (аревим).

 

178. Объяснение другое. «Ивы речные», - что иногда смешивают (меарвим) действия свои – этот с этим. И что такое: «И ивы речные»? Следует сказать – по имени места, в котором они установлены, имя которого «нахаль» (река), как написано (Коэлет (Экклезиаст), 1:7): «Все реки (hа-нехалим) идут в море, а море не наполняется». И что такое море это? Следует сказать, что это – этрог. И откуда известно нам, что всякое качество из этих семи называется «нахаль»? Как написано (Бамидбар, 21:19): «И из Матаны – в Нахалиэль», читай не «Нахалиэль», а «нахалей Э-ль» (реки Бога), и все шесть идут по дороге одной в море. И что за дорога одна, решающая между ними? Как написано (Хавакук, 3:5): «Перед ним пойдёт мор, и выйдет жжение к ногам его». И все они идут в ту трубу (цинор), и от той трубы – к морю. И это – именно то, что написано: «И из Матаны – в Нахалиэль», - из места, в котором дан (нитан), а именно – из мозга (моах), – в Нахалиэль, «и из Нахалиэля – в Бамот» (там же). И что  такое «Бамот»? Как то, что переводится (на арамейский) как «рамата» (возвышенность). И что за «рамата»? Тот «сэгол», который после «зарка» («зарка», «сэгол» - знаки кантеляции). «И из Бамот – в Гай, который в поле Моава, к вершине Писги, которая видима над пустыней». «И из Бамот – в Гай, который в поле Моава», - тот, который уготован. И каков он? Тот, который в поле Моава. Читай не «Моав», а «ме-ав» (от отца). Тот отец, о котором сказано (Брейшит, 26:5): «Вследствие того, что слушал Авраам голос Мой, и соблюдал соблюдение Моё, заповеди Мои, законы Мои и учения Мои». И что это за «поле»? То, что на вершине Писги, и также – видимо над пустыней (йешимон), и переводим мы (на арамейский) как «шмайа» (два значения – «пустошь» и «небо»). И об этой трубе сказано (Песнь Песней, 4:15): «Как вид садов с колодцем вод живых и текущих из Ливана». И что за «Ливан»? Следует сказать, что это – мудрость (хохма). И что такое «ивы речные»? Следует сказать: Тот, Кто дал наследие (нахала) евреям. И именно это – два колеса Колесницы».  

 

«Лулав соответствует чему? Соответствует позвоночнику скелета (хут hа-шидра). И также он говорит о мирте: «И ветвь дерева густого», - нужно, чтобы ветви его покрывали его большую часть, и если ветви не покрывают большую его часть, он – ничто. Из-за чего? На что это похоже? На человека, у которого есть руки, и ими он защищает голову свою. Вот руки его две, и голова – третья, а именно – «ветвь» (анаф) как левая, «густого» (авот) как правая, находится «дерево» (эц) – в середине. И почему сказано о нём: «дерево»? Потому что оно – корень дерева».

Это часто приводящийся образ – дерево. Потому что это есть отражение нашего желания. «Лулав соответствует чему»? Лулав есть основа всего. То, на чём держится всё мироздание и наше ощущение себя. Это изначальная идея Всесильного о том, что Творение должно достигнуть соединения свойств мужского и женского. И дать росток – любовь, плод, лулав. И «Соответствует» оно «позвоночнику скелета». И позвоночник скелета – это средняя линия. То, на чём держится всё.

«И также он говорит о мирте: «И ветвь дерева густого». «о мирте», то есть о густом дереве, кустарнике. «Нужно, чтобы ветви его покрывали его большую часть». Везде, где находится средняя линия, обязательно должна быть левая и правая. Средняя линия сама по себе бессмысленна и невозможна. 

А есть средняя линия только усилие перехода из левого в правое. От левой ветви к правой. Но в случае отсутствия левого и правого средняя суть ничто. Потому что нет усилия как такового. И весь смысл в усилиях по изменению свойств.

«Находится дерево (эц) – в середине». В слове «эц» первая буква Алеф, а вторая Цади. Должны мы в замысле Его прийти в состояние праведника – это средняя линия. И это ствол - дерево (эц), у которого есть правые и левые ветки.

«И почему сказано о нём: «дерево»? Потому что оно – корень дерева». Потому что ствол – это замысел Его (Шореш) и результат.

Есть дерево, потому что есть замысел у этого дерева. Замысел Творения - взращивание средней линии. Таким образом, сама средняя линия содержит в себе корень Его замысла.             

«И что такое «и ивы речные»? Эти соответствуют ногам человека, которых две. И что за определение «ивы речные» Из-за того, что большой росток среди них будет к западу (ле-маарав), и оттуда питается силой своей». «большой росток»  - «к западу» и «питается» он с запада «силой своей». Она заложена в нём, в идее Творения - в обратности свойств Творцу.

Человека не нужно питать, укреплять в том, что он плохой. Он рождается таким. Он хочет есть, покупать: питается он сам по себе. Питается своей силой, которая дана ему изначально в Творении, в точке, в бесконечности её. И это запад.

«А северный – меньше его на пятьсот лет пути». На пять бхинот. Он тоже отличается от Всесильного, но в гораздо меньшей степени. В отличие от западного, разница свойств севера по отношению с ним самим от Всесильного на пятьсот лет пути различаются.

«И он - в направлении северо-западном». Север отличается от Всесильного тем, что есть в нём запад, желание получать. И это северо-запад. Или исправленное желание получать.

Это представление Творения о Всесильном, данное ему Им в разнице свойств с собой. Представление о севере, данное исправленному западу, - это северо-запад.

«И назван по имени его, и они оба – поручители». То есть обязательное условие для реализации Игры.

Здесь о ногах говорится потому, что ты шагаешь то левой, то правой. И правая – это север, а левая – это запад. Чтобы двигаться, ты перебираешь ногами.

Средним является достижение цели. Проходишь ты путём перемещения от левого к правому, от правого к левому. И поэтому в нашем представлении мы сокращаем путь до нашего желания, перебирая нижними конечностями. Потому что это отражение духовного подъёма, где мы перемещаемся слева направо.

И правая нога - она короче. На самом деле, у нас обе ноги одинаковые, иначе мы падали бы. Но в духовном от севера, то есть подобного правому, расстояние, чем от  левого, короче на пять бхинот. То есть на пятьсот лет пути. На пять миров.

Но одновременно является оно северо-западным. Несмотря на то, что оно короче, оно всё-таки не есть сама цель, а лишь путь к ней.

Подобие в свойствах отличается от разницы свойств на пятьсот лет пути. И это как две ноги, которые мы используем по очереди.

Можно говорить, что все заключено в букве Шин. Но при этом мы не поймём, почему у нас левая рука есть и правая, левая и правая нога, зачем нам голова, почему в образе и подобии созданы мы.

Говорят: «Встал с левой ноги». В плохом настроении. Не с той ноги, говорят, встал. Это идёт из иврита.

Каждый правоверный еврей думает, с какой ноги он должен пойти. Ответ приходит сам собой. Я должен пойти назад с левой. Потому что левая нога дальше, чем правая на пятьсот лет пути.

Подобие от отличия отделяет пять бхинот. Между подобием Всесильному и отличием от Него в свойствах - пятьсот лет пути. Он так замыслил наше ощущение Себя в сокрытии.

 

«Объяснение другое. «Ивы речные», - что иногда смешивают (меарвим) действия свои – этот с этим». Ветви ив спутаны.

В распутывании этих ветвей, выделении левого и правого заключается наша работа.

А в спутывании - сокрытие. И спутывание это - в любви. 

И ветви их спутаны. И всё у человека мешается. Не может он понять, что хорошо, что плохо. Куда идти, зачем и почему? И нет Всесильного, и не виден Он. И нет перспектив никаких, а только сплошная мешанина и «тоhу», случайности.              

«И что такое: «И ивы речные»? Следует сказать – по имени места, в котором они установлены». По замыслу Всесильного, природные ивы растут на берегу рек, текучих водоемов (нахаль, потока). 

«Следует сказать – по имени места, в котором они установлены, имя которого «нахаль» (река), как написано». Это Шломо пишет: «Все реки (hа-нехалим) идут в море, а море не наполняется». «И что такое море это? Следует сказать, что это – этрог». Не может быть наполнено море, потому что сосуд бездонен. Море – это этрог. Плод, результат Творения.

Точка создана изначально в бесконечности. Бездонная яма. И наполняют реки море – будущее. Оно уподобится морю, из которого истекают потоки. Создастся верхнее море и нижнее море, Хей высшая и Хей нижняя в бесконечности любви.

Но наполнено быть не может оно. И поэтому вмешательство Всесильного в процесс Творения ежемгновенно. Он всё время корректирует Творение.

Этрог – женское, которое становится мужским.

Море – это уже наполнение, бесконечная поверхность. И это этрог. Это то, которое наполнено Хохма, жёлтый. Но он бездонный. Всесильный делает этрог конечным в наполнении, как с Ноахом. Определяет уровень. Отрезается то, что не исправляется.

Море иначе, символически называется этрог, исправленное Творение.

Если бы не было Творение исправлено с соучастием Творца, не наполнилось бы никогда. Полностью исправленное Творение – это есть результат усилий Творца и Творения.

Этрог - это гмар тикун. А море – бесконечность положительных ощущений в этом состоянии. 

Солнце - оно разного цвета. Когда оно близко к земле - красного. Потому что переходят на него свойства земли. А когда выше от земли, горизонта - оно жёлтое. А когда в зените, оно белое.

Чем ближе солнце к горизонту, тем больше на него переходят свойства земли, а земля красная. И поэтому первый цвет Хохма, который проявляется, когда солнце касается земли – это красный. Но по мере того, как оно восходит, то есть больше и больше наполняет вселенную, оно всё более и более светлое.

А земля красная. Кровь красная?  Это животное свойство земли. Это имя солнца в постижении земли. Когда касается ее, оно красное становится. Посмотрите закат – он красный.

Но не на восходе. Потому что восход – это замысел. А начинается день вечером. Исправление начинается вечером. И поэтому вечером имена возникают.

Утро – это продолжение вечера. Восход – это результат постижения, который начинается после захода.

Когда начинается день? Когда звезды выходят. В полной темноте высвечивается Его замысел.

Полная темнота, ничего нет. Вот первые три звезды – это сеголь. Его звук: «А-а-а».  Это Его голос, постижимость Его. Это первые три звезды.

Всё, что предшествовало первым трём звездам – это окончание вчерашнего дня, которое дало предыдущие имена. И, следовательно, солнце, когда заходит – это то, как Творение готово к исправлению в следующем цикле. И в этом случае имя солнца окрашено в красный цвет. Потому что это то имя, которое даёт ему земля, неисправленность.

Но когда встаёт утром, оно жёлтое. Потому что это уже исправление.

Заканчивается день неисправленностью. А начинается с того, как звёзды выходят, цикл исправления. 

Всё, что нас окружает – это Каббала. Физические законы и цветовые гаммы, и всё остальное - это вытекает из соотношений десяти сфирот между собой.

«Возвышают людские реки голос свой». Что это значит? Первое: река – это состояние воды, нахаль. Человек получает начальное состояние любви, трепет. Потому что кончается на букву Ламед. А буква Ламед – это доведение Его замысла исправления из левой в правую линию.

И это начальное исправление. Уже есть вода, любовь в Творении.

Почему «людские реки»? Потому что каждая часть парцуфа Адам течёт по своему руслу, предначертанному. И течение этого русла бесконечно изменяемое. Потому что это бесконечное дерево решимот.

Это всегда заранее созданная Им картинка. И таким образом - существующее русло. Другое дело, что эти реки могут течь бесконечными вариантами по равнине.

Одна река может течь в любом варианте по руслу. Она сама русло не выбирает. Всегда по цепи решимот.

Люди, находящиеся на пути исправления в трепете перед Творцом, по заранее заданному, но выбираемому их собственными усилиями пути (руслу), стремящиеся к морю, «возвышают голос свой».  

Всегда к морю предопределенными вариантами. Поэтому русло, река. А голос свой возвышают - ревёт поток. То есть переходит он в состояние Зеир Анпин. Он с земли  выходит в воздух.

Состояние раздумий о соотношении тебя и Его, о том, что верно и не верно, и каков путь к Нему соответствует иве, стоящей на берегу реки. А «все реки идут в море, а море не наполняется…  Следует сказать, что это – этрог».                      

«И откуда известно нам, что всякое качество из этих семи называется «нахаль»? Из семи сфирот. Какое бы русло ни было, это выбор одного из множества русел, которое давно уже прокопано Всесильным. Это всегда «нахаль».

«Как написано: «И из Матаны – в Нахалиэль», читай не «Нахалиэль», а «нахалей Э-ль» (реки Бога)». «И все шесть идут по дороге одной в море». А дорога одна, это с юга - на север. Как на земле текут реки? С юга на север или с севера на юг.

Потому что есть две реки. Те источники, которые истекают от Него, от вод верхних вниз. И от вод нижних - вверх.     

«И что за дорога одна, решающая между ними? Как написано: «Перед ним пойдёт мор, и выйдет жжение к ногам его». И все они идут в ту трубу (цинор), и от той трубы – к морю. И это – именно то, что написано: «И из Матаны – в Нахалиэль», - из места, в котором дан (нитан), а именно – из мозга (моах), - в Нахалиэль, «и из Нахалиэля – в Бамот». И что такое «Бамот»? Как то, что переводится (на арамейский) как «рамата» (возвышенность). И что за «рамата»? Тот «сэгол», который после «зарка». «И из Бамот – в Гай, который в поле Моава, к вершине Писги, которая видима над пустыней».

«И что за дорога одна, решающая между ними, как написано: «Перед ним пойдёт мор, и выйдет жжение к ногам его».

«жжение к ногам его» - это желание перемещения.

Нетерпимое состояние. «И перед ним мор». Перед тем, что предшествует движению, всегда стоит страдание. Мор – страдания в болезни, приводящие к отмиранию того, что не нужно.

Буквы, находящиеся в нижней части, касаются парсы или заходят за неё, дают жжение в ногах. Желание перемещаться слева направо, слева направо.

Впереди него мор – это значит впереди во временном земном понимании. Изменение свойств в страданиях, приводящее к жжению в ногах, то есть желанию перебирать ими. Перемещаться, исправляясь из лева вправо, из лева вправо.

«И все они идут в ту трубу (цинор), и от той трубы – к морю». И труба (цинор) – это то, что является единственным путём, который называется средним. Потому что ствол дерева представляет собой трубу. Внутри дерева сок или вода. Всё, чем оно питается из земли, идет по трубе.  

«И от той трубы – к морю. И это – именно то, что написано: «И из Матаны – в Нахалиэль». Мы видим, что буквы в слове «Матана» -. Мэм, Тав, Нун тяжелые. Другое дело - Нахалиэль. «Из места, в котором дан, а именно – из мозга, - в Нахалиэль». Из разума, который есть Матан, в Нахалиэль, который есть поток.

Из места, которое дано. И это Матан. В Нахалиэль. Из разума в состоянии страха и трепета перед Всевышним к вере и к жизни. «а именно, из мозга (моах) в Нахалиэль, и «из Нахалиэля - в Бамот».

«И что такое Бамот? Как то, что переводится (на арамейский) как «рамата» (возвышенность)». Из течения по руслу в состоянии постоянного наполнения его возвышаемся мы. Чем больше в нас воды, любви, веры, усилия, тем больше возвышаемся мы.

«И что за «рамата»? Тот «сэгол», который после «зарка». Куда ведет это возвышение? К звуку, огласовкам, к «сэгол». К переходу от дискретности к слиянию.

«И из Бамот – в Гай, который в поле Моава, к вершине Писги, которая видима над пустыней». Чем должно закончиться? И победит народ Исраэля, находящийся на горе Писги, народ Эйсава, находящийся на горе Сеир.

Насколько можно возвышаться? Настолько, насколько это возвышение отличимо от равнины. Там, где кончается возвышение как понятие, оно прекращается.

Идём мы путём от осознания нетерпимости собственного существования, из страданий. Перед нами (перед нами - во времени) мор. Ощущаем  мы жжение в ногах. Начинаем идти, приходим к состоянию реки. То есть вливаемся в реку, которая течёт в море.

И к чему это приводит? К тому, что возвышаемся мы. Насколько возможно возвышение? Это возвышение возможно настолько, насколько оно видимо над пустыней, равниной. От точки ноль, где мы начали своё движение.

А там, где теряется видимость этой горы и сливаются её вершины с воздухом, нет больше возвышения, сближения по свойствам. А есть другое состояние, которое недоступно нашему пониманию. 

«Писги, которая видима над пустыней». «И из Бамот – в Гай, который в поле Моава», - тот, который уготован. И каков он? Тот, который в поле Моава. Читай не «Моав», а «ме-ав» (от отца). Тот отец, о котором сказано: «Вследствие того, что слушал Авраам голос Мой, и соблюдал соблюдение Моё, заповеди Мои, законы Мои и учения Мои». Отец становится отцом, когда сын его любит.

Если приходит чужой дядя, ребёнок, мальчик его не называет – отец. Он называет отцом только того, которого любит. Следовательно, он сам идентифицируется и получает благословение – Браху в виде имени сына его, после того, как он его идентифицирует отцом.

«Тот отец, о котором сказано: «Вследствие того, что слушал Авраам голос Мой», то есть Всесильного, это и есть Отец, «и соблюдал соблюдение Моё, заповеди Мои, законы Мои и учения Мои». И что это за «поле»? То, что на вершине Писги, и также – видимо над пустыней, и переводим мы (на арамейский) как «шмайа» (два значения – «пустошь» и «небо»). Из пустоши неживой, пустыни в пустошь живую - ту, которая над горой, и не распознаётся нами. Пуста она: пустыня, пустошь. Но пустошь Отца, а не обратного ему состояния.

От «боhу» внизу к состоянию «боhу» вверху переходим.

«Видимо над пустыней (йешимон), и переводим мы (на арамейский) как «шмайа». «шмайа» на арамейском – пустыня или «шамайим» - небо. Одни и те же буквы, огласовки другие.

«И об этой трубе сказано: «Как вид садов с колодцев вод живых и текущих из Ливана». Когда видим мы сады с водами, текущими из Ливана, то есть с севера. Земля Израиля находится южнее Ливана. Труба – это состояние, которое приводит нас к чувственному ощущению Зеир Анпин, наполняемого свойствами Бина.  

«И что это за «Ливан»? Следует сказать, что это – мудрость (хохма)». Потому что Бина жива, Ливан существует из-за того, что питается она Хохма – мудростью Его. Ливан наполняет трубу водой. Но сам питается он Хохма.

И что такое «Ливан»? В результате наших внутренних усилий Он награждает нас ощущением «Ливан», садов, которые питаются из «Ливана».

А что такое сам «Ливан», который он питает? Это лишь то, что ощущает Хохма. Это наше чувственное восприятие, которое наслаждается, награждается Брахой в виде Хохма.  

И тогда мы задаём вопрос: «И что такое «ивы речные»? Следует сказать: Тот, Кто дал наследие (нахала) евреям. И именно это – два колеса Колесницы». «два колеса Колесницы это Кетер и Хохма, Офаним, которые символизируют бесконечность и исправления, тикуним в спирали кругооборотов. И это наследие Он, Всесильный дал. Наследие – нахала (русло, поток), решимот, которые Он вложил евреям.

 

179. Учили: есть десять сфер (галгалим) и десять речений (маамарот). И у каждой сферы  есть речение, не то, что оно окружает её, а она окружает его (не сфера вращается, а речение вертится вокруг неё, но – речение вращается, а сфера – вокруг него – Ор Агануз). Наш мир (hа-олам hа-зэ) – как горчичное зерно в перстне (в середине перстня – Ор Агануз). Какой смысл? Из-за ветра (руах), который дует в нём, и существует благодаря этому. И если бы закончился ветер на один час или один миг, разрушился бы мир».

 

«Учили: есть десять сфер (галгалим) и десять речений (маамарот). И у каждой сферы есть речение, не то, что оно окружает её, а она окружает его (не сфера вращается, а речение вертится вокруг неё, а речение вращается, а сфера – вокруг него). Наш мир (hа-олам hа-зэ) – как горчичное зерно в перстне (Ор Агануз)». Свет, лучик в перстне, Агануз – перстень, сверкающий внутри.

«Какой смысл? Из-за ветра (руах), который дует в нём, и существует благодаря этому. И если бы закончился ветер на один час или один миг, разрушился бы мир». Есть десять сфер нашего ощущения внешнего. И созданы они речениями. И у каждой сферы есть речение. То есть звук, которым создан этот мир.

Пока есть буквы, существует восприятие миров как внутреннего и внешнего.

И «речение, не то, что окружает её, а она окружает его». То есть речение формирует эту сферу, но и сфера вращается вокруг речения.

Каждому ощущению внешнего соответствует речение Всесильного. То есть Его свойство, сказанное голосом, звуком, любовью.

И каждое речение суть определение мироощущения, то есть самой сферы.

В речение вложено чувственное восприятие человека в десяти уровнях его духовного возвышения. И поэтому речение окружает сферу или формирует её.

И «она окружает его (не сфера вращается, а речение вертится вокруг неё, а речение вращается, а сфера – вокруг него)». Состояние Рош де парцуф де Адам в каждый момент времени формируется речением Его.

Но состояние души предопределяет видение мира самой душой.

И поэтому с одной стороны, мир вращается вокруг речения. Его любви, в которой возвышается душа человека. А с другой стороны, состояние души предопределяет тот мир, который окружает Его. И всё это - суть Его речения.

Но «Наш мир  – как горчичное зерно в перстне». Горчичное зерно совсем маленькое, меньше макового. И находится оно в перстне.

То, что мы можем назвать Бина, это последняя Его часть. Но она имеет внутри желание, и поэтому это есть рука Его.

Но наш мир – это не Его рука, а украшение Славы Его, перстень. И он находится внутри этой Славы, как маленькое горчичное зернышко.

И оно существует только из-за того, что дует руах, ветер. Даёт ему жизнь. В точку введено постижение существования высшего - Зеир Анпин. «И если бы закончился ветер на один час или один миг, разрушился бы мир».

Но вращается мир вокруг речений, а речения вокруг мира. Что это означает? Речение Его – это восприятие наших келим. Всё создано буквами, воздействиями.

Иначе говоря, состояние мира является обратным эффектом от результата ежемгновенного сканирования состояния матриц келим. Но раньше не было такого языка.

Написано: «Учили: есть десять сфер (галгалим) и десять речений (маамарот). И у каждой сферы есть речение». Набор букв характеризует каждую сферу. «не то, что оно окружает её», это речение, «а она окружает его». Потому что речениями создан не только мир, сфера, но и то, что ощущает этот мир, то есть душа, её желания. Неисправленности души созданы тоже речениями.

«не сфера вращается, а речение вертится вокруг неё». Нет ничего, кроме того, что отражается от самого речения, которым созданы желания души, келим парцуфа.

«а речение вращается, а сфера – вокруг него», тем не менее. «а речение вращается», то есть обращается в тикуним, «а сфера» меняется «вокруг него». Душа человека циклически меняется в тикуним. А мир – сфера вращается вокруг него. В таком же отражении тикуним.

«Наш мир (hа-олам hа-зэ) - как горчичное зерно в перстне». Перстень – суть не Он сам, а украшение Славы Его. Перстень содержит горчичное зерно тёмненькое. Но тёмненькое - Ор Агануз. Горчичное зерно, Ор Агануз - свет перстня в середине перстня.

«Какой смысл? Из-за ветра (руах), который дует в нём». И это зернышко, черненькое, в середине перстня Его, на самом деле свет. И радоваться будет Он, рассматривая. Наслаждение будет давать Ему. Но это перстень на руке Его. Это «Наш мир, hа-олам hа-зэ». Это ощущение нашего мира. Это не предельное Его постижение.